IPB

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

[ Каскадный ] · Стандартный · Линейный

> Сетевой дневник как способ самоконструирования и с, Философский анализ массовой культуры

Арсений Хитров
post Dec 17 2005, 03:13 PM
Отправлено #1


Новичок
*

Группа: Users
Сообщений: 3




Сетевой дневник как способ самоконструирования и самопрезентации и личности в Интернете (на примере Живого Журнала)


Виртуальное пространство все чаще и чаще становятся предметом изучения лингвистов, психологов, специалистов по современной массовой культуре. Так как сфера сетевых дневников, или блогосфера, является одним из регионов виртуального пространства, мы вправе ожидать наличия у нее свойств этого пространства. Известный исследователь психологии Интернета Джон Сулер (Suler) в одной из своих статей [Сулер, 1998] перечисляет его специфические характеристики: ограниченное сенсорное переживание; анонимность и множественность личности; уравнивание статусов; размывание пространственных границ; растяжение и конденсация времени; неограниченная доступность контактов; постоянная фиксация; альтернативные и снящиеся миры; ощущение «чёрной дыры». Данные обобщения психологических особенностей восприятия виртуального пространства могут быть без труда трансформированы в онтологические постулаты. Вместе с тем в онтологической перспективе можно рассмотреть не только виртуальное пространство, но и агентов, действующих в нем и создающих его. Данный вопрос был рассмотрен, в частности, в статье Евгения Горного «Онтология виртуальной личности» [Горный]. Многие из перечисленных выше свойств виртуального пространства Евгений Горный атрибутирует виртуальной личности. Личность в его понимании бестелесна, анонимна и множественна, но при этом автономна в своем действии и в целом существует в парадигме самоизобретения. Горный замечает, что в силу отсутствия у виртуальной личности телесности, мы вынуждены понимать ее как нечто, состоящее исключительно из знаков и действий. А так как для передачи знаков могут использоваться не только электронные носители, то свойства виртуальной личности могут и не быть прямо связаны со свойствами среды. В данном случае

Важна не природа носителя, но эффект, производимый в психике соответствующим комплексом знаков [Горный].

Предметом нашего исследования будет структура и особенности функционирования этого комплекса. Личность автора сетевого дневника будет рассмотрена нами как одна из моделей субъекта новоевропейской культуры.
Изучение феномена сетевых дневников связано с известной гносеологической трудностью – невозможностью исследования явления без включения в него исследователя. Чтобы «сломать» возможные мнения, сформировавшиеся стихийно без реального знакомства с предметом, исследователю сетевых дневников необходимо самому испытать на себе возможности этого вида коммуникации. Объективность проблематична. Проблематичны также и обобщения. Во-первых, границы исследуемого объекта (мы можем назвать его виртуальным пространством сетевых дневников) принципиально подвижны и не могут стать предметом непосредственного созерцания. Так, например, на момент написания данного текста общее количество дневников Живого Журнала составляло 7 053 789 , спустя неделю страница статистики отобразила другую цифру: 7 136 283 дневников. Для более полной картины динамики жизни блогосферы необходимо учитывать и процесс отмирания некоторых дневников, когда пользователи либо перестают пополнять свои дневники записями, либо уничтожают их.
Во-вторых, содержание, заключенное в эти подвижные границы, изменчиво и непостоянно. Каждые сутки зарегистрированные дневники пополняются в среднем 400-стами новыми записями.
В этом отношении кажется странным встречающееся порой выражение «Вчера весь ЖЖ обсуждал…» и ему подобные. Пользуясь кантовским языком, можно сказать, что мы не имеем созерцания Живого Журнала как объекта, однако все же можем построить его схему, на основе статистики и нашего ограниченного опыта пребывания в нем, индуктивно выводя из этих оснований общие, однако всегда лишь статистические, обобщения .
Призрачны и непостоянны границы и каждого отдельного аккуанта. И «френдлента» и лента записей пользователя представляет собой визуализацию юмовского потока перцепций, структурированного лишь одним параметром – временем. Одна запись сменяет другую, а временные промежутки, существующие в реальности между ними не могут дать о себе знать. Скорость жизни записи не велика. Затянувшаяся дискуссия словно бы вытаскивает ее из быстрого потока, некоторое время, поддерживая ее актуальность. По длительности жизни записи сетевой дневник можно расположить между домашней страницей, которая, как правило, достаточно статична, и службами мгновенных сообщений, такими как ICQ.
Самотворение или самоконструирование часто квалифицируются как уникальные признаки именно сетевой личности. Стоит отметить, что данная личностная модель уже была достаточно детально разработана в истории европейской культуры. Речь идет о модели self made man, базис которой можно увидеть в двух культурных программах раннего нового времени – южном – художественном и в северном – религиозном – возрождении. Стихийно самоутверждающийся титанизм Италии и протестантский дух северной Европы объединяла идея индивидуальной ответственности за свою личность, осознание ее пластичности, возможность взглянуть на нее как на проект. Вариациями на эту тему стала субъектоцентричная гносеология Нового времени, начиная с Декарта, заканчивая Гуссерлем, признававшая первой очевидностью непосредственные данные сознания. Исходя из них, личность создавала себя, затем универсум, помещая себя в него.
Возможность существования личности без тела, закрепление за телом роли некого атавизма в подлинной жизни человеческого существа также неоднократно проигрывалось в различных культурных традициях. Традиционный взгляд на субъекта в философии Нового времени может служить самым убедительным примером. Субъект новоевропейской культуры действовал в ипостаси мыслящего Я, бестелесного интеллектуального сгустка. Введение тела в теорию познания происходит, пожалуй, впервые лишь в феноменологии Мерло-Понти, уже в XX веке.
Идея множественности личности также имеет богатую традицию. В новоевропейской мысли первым об иллюзии постоянного, единого, непрерывно существующего, простого и тождественного себе Я заговорил Дэвид Юм. Он находился в явной оппозиции к трактовке личности как субстанции и константы, предложенной ранее Декартом. Модель децентрированной, множественной, текучей и несубстанциональной личности обыгрывалась и в литературных практиках: например, в романтической игре с двойниками и в литературе потока сознания – задолго до Пруста у современника Юма, Лоренса Стерна.
Самоконструирование, бестелесность и множественность – очевидные доминанты новоевропейской культуры – напоминают о своем актуальном присутствии в практиках сетевой коммуникации, в том числе и в ведении сетевого дневника.
Нам представляется, что сущность ведения сетевого дневника не сводится к оставлению в нем записей. Дерево возможных действий сетевых агентов имеет множество ветвей. Процедуры постинга, комментирования, включения или исключения других пользователей в друзья, чтение, применение визуальных средств, работа над оформлением дневника, участие в жизни сообществ, организация их и много другое говорит о том, что вести сетевой дневник значит пребывать в нем и действовать в нем. Перечисленные операции составляют структуру полноценной жизни сетевой личности внутри блога. В Живом Журнале модусами активной виртуальной жизни выступают вывешивание фотографий, использование некоторых элементарных элементов языка html, смена «юзерпиков», выстраивание гипертекстовых полей, использование сетевого жаргона. Тема сетевого языка заслуживает отдельного рассмотрения, ей посвящено большое количество публикаций .
Таким образом, возможное первоначальное представление о сетевом дневнике как об одномерной структуре трансформируется в картину многомерного пространственно-временного блого-континуума. К введению понятий сетевого пространства и времени нас поддакивает не только структура изучаемого нами предмета, но и аналогии с эволюцией категорий других наук. Так, после физики понятия пространства и времени были применены в биологии, а затем и в социологии. Нам кажется, что использование их по отношению к сетевой реальности обладает эвристической ценностью.
Автором сетевого дневника движет своего рода азарт от осознания своей экспансивности. Что-то вроде инстинкта захвата новых территорий. Автор получает положительную обратную связь, когда понимает, насколько пластичен материал, с которым он работает. Говоря метафорически, виртуальное пространство легко принимает очертания его виртуального тела. Пластичность этого мира позволяет любому пользователю без труда оставить свой след. Пользователь может за пять минут создать свой аккуант в сетевом дневнике, за десять может построить по шаблону свою домашнюю страницу, инициировать дискуссию в форуме, которую подхватят масса других пользователей опять же в предельно короткое время. Автор может оказаться от тождества своей личности и вмешаться в эту дискуссию от другого лица. Его появление в сети не останется незамеченным. Он будет проиндексирован поисковыми машинами, найден друзьями, врагами, или, за отсутствием таковых, по крайней мере, может оказаться атакованным спамерами. Написание же чего-либо в сетевом дневнике этот отклик гарантирует. Собственное существование пользователя неизбежно будет доказано! Высказывание в сетевом дневнике – это вариант cogito. Отличие виртуального cogito от декартовского состоит в том, что в первом случае доказывать собственное существование приходиться не себе, а другим. Метафизический смысл дополняется тут смыслом психологическим или даже скорее психотерапевтическим. Признание существования является в то же время признанием значимости .
Элементами структуры виртуальной личности в сетевом дневнике являются несколько пересекающихся полей: поле собственных записей, поле комментариев, поле ленты друзей, поле информации о пользователе. Все они динамичны, однако в разной степени. Наивысшая скорость изменения чаще всего у поля ленты друзей. Причем чем больше друзей у пользователя, тем выше скорость смены записей. Далее по динамичности можно расположить поле записей. Информация о пользователе наиболее статична, и это объясняется ее функцией – быть ядром виртуальной личности в сетевом дневнике, относительной константой. Пределом константности наделяется ник или имя виртуального пользователя. В отличие от чатов или служб мгновенных сообщений, ник нельзя сменить, можно только зарегистрировать новый аккуант. Примечательно, что константой в Живом Журнале является именно вербальная составляющая личности. Визуальная составляющая (юзерпики, оформление дневника) может варьироваться.
В сетевом дневнике ситуация неоднородности сетевой личности изначальна. Виртуальная личность многоструктурна, включает в себя других пользователей. Ее виртуальные манифестации могут быть вызваны прямо или непосредственно действиями других пользователей. В таком случае невозможно говорить о первопричинах, взаимодействия с обратной связью усложняются и разрастаются в запутанную сеть прямых и косвенных взаимовлияний. Виртуальная личность может потерять свою пусть условную, но все же изначально присущую ей самостийность. Ее мотивация, исходящая изначально из нее самой может оказаться отчужденной, почти насильственно, или делегированной добровольно другим агентам виртуального поля. Личность может строится как ответ на действия других пользователей, быть их антитезисом.
Другая перспектива развития виртуального агента состоит в расширении его содержания, в перерастании пространства одного пользователя в сообщество. Это происходит обычно, когда запись, оставленная автором, обрастает сотнями комментариев, многие из которых инициируют свои собственные тематические ветви, не связанные уже с первоначальной, доминантной темой, заданной автором. Дискуссия не поддается контролю, она происходит на территории автора, но по содержанию является своего рода интервенцией.
Автора, пишущего в сетевом дневнике, интересует отклик, который он может получить от удаленного, если перефразировать Мандельштама, собеседника. Причем тот факт, что многие пользователи оставляют свои глубоко личные записи в общем доступе, говорит в пользу этого утверждения. Их интересует отклик не только знакомых им людей, но и отклик другого, неизвестного сознания. Другое сознание ценно тем, что оно делает мое собственное сознание другим по отношению ко мне. Другой отчуждает меня от меня, расслаивает, дает мне насладиться моей собственной глубиной и непредсказуемостью. А потом возвращает меня мне, уже преображенного мне удивленному. Как проницательно замечает О. Мандельштам в своем эссе «О собеседнике»

единственное, что толкает нас в объятия собеседника,— это желание удивиться своим собственным словам, плениться их новизной и неожиданностью. Логика неумолима. Если я знаю того, с кем я говорю,— я знаю наперед, как отнесется он к тому, что я скажу,— что бы я ни сказал, а следовательно, мне не удастся изумиться его изумлением, обрадоваться его радостью, полюбить его любовью. Расстояние разлуки стирает черты милого человека. Только тогда у меня возникает желание сказать ему то важное, что я не мог сказать, когда владел его обликом во всей его реальной полноте. Я позволю себе формулировать это наблюдение так: вкус сообщительности обратно пропорционален нашему реальному знанию о собеседнике и прямо пропорционален стремлению заинтересовать его собой [Мандельштам, 1987, с.55].

Таким образом, подводя итоги, мы можем сказать, что личность, конструируемая пользователем сетевого дневника, не просто диалогична, но и автодиалогична. Сетевая личность невозможна без другой сетевой личности. Автор сетевого дневника обращается к себе, к Другому и к себе как Другому. Другие фундаментальные характеристики сетевой личности (самотворение, бестелесность, редуцированность к семиотическим манифестациям, множественность) не находятся в прямой зависимости от свойств виртуального пространства. Эти характеристики неоднократно обыгрывались в поле европейской культуры, задолго до появления электронных средств сетевой коммуникации. Среда сетевого дневника дает лишь новую возможность объективировать доминанты новоевропейской личностной модели.







литература

Вернидуб А., 2005, У языка есть афтaр // Русский Newsweek, № 17 // http://runewsweek.ru/theme/?tid=16&rid=215
Горный Е., Онтология виртуальной личности // http://www.zhurnal.ru/staff/gorny/texts/ovr.html
Жичкина А., 2002, Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста, Автореферат кандидатской диссертации// http://flogiston.ru/articles/netpsy/avtoref_zhichkina
Кастельс М., Информационная эпоха: экономика, общество и культура // http://www.2084.ru/publications/castels_inform.htm
Кобрин К., Похвала дневнику // http://www.nlo.magazine.ru/dog/gent/gent86.html
Лейбов Р., 2003, Неживой нежурнал // http://www.globalrus.ru/opinions/131813/
Лейбов Р., 2003, Живой журнал словами писателей // Русский журнал, http://www.russ.ru/krug/20031017_rl.html
Мандельштам О., 1987, О собеседнике // Мандельштам О., Слово и культура: Статьи. - М.: Советский писатель, с. 48-55.
Орехов Б., 2004, Живой как жизнь // Гипертекст, 2004, № 1, с.26-27
Смирнов Ф., 2005, ЖЖ: учим албанский // http://www.webplanet.ru/news/talks/2005/5/4/livejournal.html
Сулер Дж., 1998, Люди превращаются в Электроников: основные характеристики виртуального пространства // http://flogiston.ru/articles/netpsy/electronic
Фриндте В., Келер Т., 2001, Публичное конструирование Я в опосредованном компьютером общении // http://flogiston.ru/articles/netpsy/frindte
Шперх А., Мир имени меня // http://vlc.pedclub.ru/modules/wfsection/ar...p?articleid=467
Эко У., От Интернета к Гуттенбергу // http://nlo.magazine.ru/philosoph/inostr/10.html


User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Posts in this topic


Closed TopicTopic OptionsStart new topic
 

Текстовая версия Сейчас: 16th August 2022 - 06:54 AM
Реклама: