Помощь - Поиск - Участники - Календарь
Форум: Жатва на пределе истории
Философские форумы Phenomen.Ru > Общий форум > Обсуждение публикаций сайта
Алексей Воробьев
Алексей Воробьев
Жатва на пределе истории

Опубликовано в Философском журнале Phenomen.Ru 12.07.2006.

Прямая ссылка: http://phenomen.ru/public/journal.php?article=36


Публикация: Алексей Воробьев
Dmitry Ivashintsov
Уважаемый Алексей Вячеславович! С большим удовольствием прочитал обе Ваши статьи. Они прекрасно написаны и отражают ключевые проблемы сегодняшнего дня. Без правильного позиционирования человека внутри и вне "виртуальной действительности" не возможно разумное выстраивание стратегии развития или, хотя бы, самозащиты. Как Вы думаете, виртуальные реальности "пытаются алгоритмизировать" человека?
DON
Здравствуйте уважаемый А.Воробьев. В своей статье вы особое внимание уделили изучению событий: "в процессе диалектического развития оппозиции терминов «реальное» - «виртуальное»". При этом виртуальное это создание "нереальной" реальности в компьютерной технике (и более обще присуща современной технической цивилизации). Надеюсь понял я правильно.
Я бы хотел уточнить вашу позицию по следующему вопросу. До возникновения монотеизма человек населял природу множеством "нереальных" существ. Многие из современных людей продолжают считать, что эти виртуальные организмы существуют в реальности. Может быть создание виртуальных реальностей это старинное занятие людей, просто сейчас оно перешло на новый информационный уровень. Раньше были устные легенды наскальная живопись, а сейчас программы. В "обществ традиционного типа" наличие таких виртуальных объектов (и живой и неживой природы) и их влияние на людей было неизмеримо больше, чем сейчас влияют "виртуальные реальности". Например ацтеки верили, что бога солнца надо кормить (человеческой кровью), чтобы он на следующий день вновь поднялся. Эта их вера в виртуальность приводила к убийствам тысяч людей ежегодно и т.д. Сейчас люди верят в виртуальность меньше, во всяком случае они готовы пойти на меньшие жертвы. Прокомментируйте пожалуйста.
Алексей Воробьев
Здравствуйте, Дмитрий Александрович!
То, что именно человек все в большей мере становиться объектом воздействия современных информационных технологий – есть факт вполне очевидный. Но мне кажется, что у человека есть все еще достаточно большой, неосвоенный в исторической практике, потенциал сопротивления своей «алгоритмизации». Видимо этому потенциалу в результате того давления, что оказывается сейчас на человеческую свободу, еще только предстоит начать раскрывать себя в полной мере. Думаю, что подобное «раскрытие» способно существенно изменить все существующие на сегодняшний день базовые концепции нашего бытия, которые, не смотря на их регулярную модернизацию, все еще слишком привязаны к парадигме бытия человека, созданной прежде всего в Новое время. Такая привязанность все в меньшей степени начинает отвечать возможности осмысления тех перемен, что уже происходят с человечеством на наших глазах. Это создает для нас проблему принципиального непонимания смыслов того будущего, что сейчас надвигается, проблему неготовности к преодолению стереотипов в представлении о человеке, которые этому будущему уже не соответствует. Однако фраза «времена меняются и мы вместе с ними» на данный момент оказывается все же как никогда актуальной.
Алексей Воробьев
Здравствуйте, DON!
История употребления термина «виртуальное» имеет довольно долгую и запутанную традицию. Он может означать и потенциальную возможность, и нематериальную разновидность бытия субъективных образов, и существование реального в идеальном, и пр. Фома Аквинский и Дунс Скот в своих схоластических определениях вкладывали в данный термин совершенно иное значение, чем то, что фигурирует в современной физике в связи с мнимыми элементарными объектами. Считается, что в нынешнем своем словоупотреблении сочетание «виртуальная реальность» входит в оборот только в конце 70-х годов прошлого века.

В общем, далеко не всегда «виртуальное» ассоциировалось с имитационным, воображаемым, иллюзорным; более того: такая ассоциация во многом даже не соответствует научному использованию этого понятия, ставшего на сегодняшний день всего лишь расхожим клише для маркетингового ярлыка массовой информационной культуры. Признаюсь, что лично я с большой бы осторожностью применял это клише для спецификации явлений далекого прошлого человечества. Следует признать, что (характерная, например, для классического религиоведения) тенденция отношения к этим явлениям как фактам принципиального заблуждения, невежества и самообмана сейчас существенным образом пересматривается. Жертвоприношения в тех формах, каких они практиковались раньше, сегодня не приносятся. А между тем анализ значения жертвоприношения, скажем у Ж.Батая, требует рассмотрение его как необходимого условия изначальной конституции человеческого самосознания, конституции уже давно погребенной в нас самих под более поздними напластованиями своей культурной истории, однако, от этого ставшей всего лишь сокрытой, но никак не отмененной или переведенной в разряд фикции.
DON
Батай пытался найти путь к той реальность которую скрывает знаковое бытие (текст), вернее он призывал нас сомневаться в том что мы считаем реальным содержанием этого бытия. Мы должны обнаруживать то что на самом деле отображает этот текст (любой феномен культуры).
Так почему человек сейчас так маниакально создает другие реальности, что заставляет его делать это, почему это так привлекает нас? Может стоит заняться поиском ответов на эти вопросы, а не на то что значат те или иные компоненты виртуального? Сомневаюсь, что носители виртуальности (микропроцессоры, или квантовые процессоры, или органические процессоры, или деревья и животные) обуславливают сам процесс создания виртуальности и ее привлекательность.
Я привел аналогию с пройденным опытом виртуализации реальности людьми древности и современными опытами виртуализации с целью чтобы вы сказали, что их отличает и что объединяет и почему виртуализация возникает именно в это время.
Алексей Воробьев
Почему человек создает другие реальности? Видимо потому, что его не устраивает существующая. Вернее даже нет у человека никакой предзаданной для него реальности, поскольку в силу своей «эксцентрической позициональности», ввиду «закона естественной искусственности» находиться мы можем единственно в «утопическом месте» (в кавычках даны обозначения из антропологической концепции Гельмута Плеснера). Может быть виртуальный мир (без выяснения здесь его компонент) и есть проявление нашей маниакальной озабоченности идеей такого «утопического места». Согласно Плеснеру человек изначально нуждается в неком искусственном дополнении, поскольку эсцентрический принцип его бытия делает человеческое положение в мире, лишенным равновесия, требующим постоянного преодоления исходной наличной ситуации. Это преодоление и оказывается источником созидания искусственных форм существования, начиная с первобытной культуры и кончая культурой компьютерной. Последняя во многих чертах и представляется мне высшей и последней фазой «мирового виртуализма». Об этом представлении и была написана опубликованная статья. В статье не ставился вопрос о развернутом философском исследовании обозначенных проблем (на это у меня сейчас нет ни времени, ни желания), речь шла единственно о демонстративном жесте в их сторону.
DON
Вы считаете, что "культура компьютерная" - это "высшая и последняя фаза" виртуализации? То есть массовые компьтерные продукты, когда создаются миллионы копий одной и той же виртыальной реальности это предел для нашего мышления. Мы не отождествляем нашу одну "реальность" с утопическим местом. Почему когда у нас появится 100 или 200 реальностей, из которых можно выбирать, а можно жить в нескольких сразу, почему тогда эта наша "реальность" будет соответствовать нашему утопическому месту. Может все таки опять появятся новые формы создания виртуального?
Алексей Воробьев


QUOTE(DON @ Jul 22 2006, 03:37 PM)
Вы считаете, что "культура компьютерная" - это "высшая и последняя фаза" виртуализации? То есть массовые компьтерные продукты, когда создаются миллионы копий одной и той же виртыальной реальности это предел для нашего мышления. Мы не отождествляем нашу одну "реальность" с утопическим местом. Почему когда у нас появится 100 или 200 реальностей, из которых можно выбирать, а можно жить в нескольких сразу, почему тогда эта наша "реальность" будет соответствовать нашему утопическому месту. Может все таки опять появятся новые формы создания виртуального?
*



Вы ведь сами писали, что носители виртуальности не сами создают ее и делают привлекательной. Копий одной и той же «виртуальной» игры может быть и несколько миллионов, но это количество характеризует скорее только рынок массового компьютерного производства, чем выражает его отношение к онтологии. Имея в виду, что именно сам характер этого производства представляет собой некую предельную характеристику способа применения человеческих производительных сил, я рассуждал совсем о другом. Чтобы создавать все новые и новые конкурентоспособные версии тех же компьютерных игрушек, научно-технический процесс, лежащий в основе их производства, должен оказаться втянутым в, подлежащую ускоряющему самообыгрыванию, процедуру калькулирующее- расчетливого ( как выражался Хайдеггер) отношения к реальному сущему. В этом отношении сама реальность подлежит специфическому прогрессирующему «опредмечиванию», следствием которого сейчас и становится компьютерный бум. Развитие этой ситуации я и попытался представить как становление крайних терминов диалектической оппозиции реального и идеального, в которых окажется одновременно исчерпанной как и избыточность самой реальности, так и возможность дальнейшей ее идеализации в прогрессе человеческого знания. Думаю, что не нужно особенно пояснять, что средним термином намеченной оппозиции оказывается собственно сознание человека.
Возможно, я выражаюсь не совсем понятно, но данный способ выражения есть всего лишь применение онтологических схем гегелевской и марксисткой диалектики к режиму наступления эпохи «информационного сообщества». Гегель и Маркс мыслили «конец истории» вовсе не предполагая, что подобный режим вообще может быть возможным, а, между тем, именно те противоречия, которые он воплощает, как раз то безукоризнено и вписываются в предельные теологические концептуализации их философии.
Как бы ни было, но в отношении анализа информатизации современного мира нам всем нужно не забывать о совете Козьмы Пруткова: «зри в корень».

DON
Вот я вас и прошу "зрить в корень". Почему:

"сама реальность подлежит специфическому прогрессирующему «опредмечиванию»,".

Почему человечество старается именно сейчас ускоренными темпами сделать из реальности то, что наше сознание может воспринимать в удобной для сознания форме?
Есть такая японская культура (есть и другие схожие культуры), в ней все должно быть осмысленно (опредмечено) и иметь смысл, и свое место в ряду других смыслов. Они пишут стишок и потом будут рассказывать какой смысл в этом стишке. Снимут какое то кино и по ходу фильма будут нам рассказывать какой смысл они вложили в то то и то то. При работе с умственно отсталыми людьми используют аналогичную методику каждый предмет имеет однозначный смысл (ставят таблички с надписями), чтобы неокрепший мозг мог легче усвоить информацию. А вспомните как вы объясняете детям: это то то и нужно для этого. Ребенок понимает. Все должно быть однозначным и правильно встраиваться в единую систему.
Зачем с нами делают это, вернее мы сами делаем, что нас заставляет загонять свой разум в жесткие рамки?
Это облегченная версия форума. Чтобы увидеть графику, щелкните здесь.
Invision Power Board © 2001-2020 Invision Power Services, Inc.