Phenomen.Ru : Философия online

Главная > Философский журнал > Николай Коноплев Ленинское учение о материи

Публикация: Николай Коноплев

Николай Коноплев

Ленинское учение о материи

ЛЕНИНСКОЕ УЧЕНИЕ О МАТЕРИИ

К постановке вопроса

Преодоление В.И. Лениным картезианского удвоения мира разворотом опережающего отражения

Характеризуя материю как философскую категорию «для обозначения объективной реальности» [1], В.И. Ленин (1870-1924) на первое место ставит здесь активно раскрывающееся субъектное начало (лишенное, однако, произвольности субъективизма). Целеустремленность субъекта, осуществляющаяся благодаря опережающе отражательной открытости мира, выстраивает «объект» - своеобразный инструмент мыслительной деятельности, опираясь на который субъект приобщается к «миру как таковому» - к «миру самому по себе». При этом В.И. Ленин избегает «картезианской ловушки», происхождение которой «припечатано» философским дуализмом Р. Декарта (1596-1650). Признавая бытие духовной субстанции и субстанции протяженной, интеллектуальный новатор Нового времени всерьез полагал возможность лицезрения мира его собственными глазами (т.е. «очами завораживающей реальности»). Выходит, законы природы, опредмечиваясь «бескрайней действительностью», уподобляют объектную выраженность мира самому этому миру. Перед нами – «онаученно антропоморфизированная объективная реальность», а вовсе не ее предметное самораскрытие. Если субъект конструирует объект, это не показатель того, что последний тождественен воспроизводимому им «пространственному вместилищу». Следует - повторяем - помнить: объект как продолжение субъекта призван не удваивать реальность, но совершенствовать ее «поступью» опережающего отражения. «Превосходство» мира воплощается человеческой деятельностью, свидетельствующей об его открытости. Мир открыт, но его открытость «заявлена» лишь применительно к человеку и зарекомендована «фактом» многогранных связей между ним (т.е. индивидом) и средой путем обмена веществом, энергией, информацией. Об открытости мира «самого по себе» сказать ничего не можем: «отчужденные» от него – «наверстываем» «лояльность» к нему духовным настроем. Прикрываясь «объективной реальностью», он (т.е. духовный настрой) «конструирует» иллюзию того, что между человеком и миром наблюдается единство. Но если оно и «присутствует», то направлено на преодоление уподобленности человека миру. Этим промеряется суть человеческой жизни.

Хитросплетения «объективной реальности»

Для В.И. Ленина «объективная реальность» лишена «самодовлеющей стати»: ее роль – быть предметным «заместителем» категории «материя». В.И. Ленин прекрасно осознаёт, что «материя» есть нечто субъективное (т.е. категориально прочерченное), и выстраиваемая ею объективная реальность отнюдь не исчерпывает безграничности находящейся в ее («обставленном» объективным и субъективным срезами реальности) основании «земной тверди». «Выдвижение» объекта с помощью субъекта обеспечивают ощущения, которые – заметим попутно - не способны сполна состояться «субъектностью»: они как «совладельцы» естественной человеческой природы всего лишь «проседают» подступами к складывающейся субъективности, не устраняя ее своим присутствием (т.е. совокупностью дистантных и контактных ощущений). Подчеркивая, что объективная реальность «копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» [2], В.И. Ленин напрямую не сопрягает ее с деятельностью ощущений. …Объективная реальность, «вспениваясь» их (а они, как мы только что продемонстрировали, «промеряют» природный статус индивида) активизацией, выдвигает перспективы более широкого охвата предметного мира. Она субъективна по природе (поскольку сконструирована мыслящим духом), «миропредметна» своим многоаспектным приобщением к живой жизни и преисполнена двояковыраженным содержанием (во-первых, насыщена той материально репрезентируемой  атрибутивностью, которую мы рассматриваем в качестве отражения - универсального свойства реальной действительности; во-вторых, - через информацию как сторону отражения успешно внедряется «окружающими обстоятельствами»). «Объективная реальность», формируясь субъектом, «завлекает» его сферой «диковинного» - «трансцендентными загадками». И В.И. Ленин выводит: «Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше, увеличивая тем самым свою власть над ней, но это не значит, чтобы природа была созданием нашего ума или абстрактного ума…» [3].

Место Великого Октября в приглушении вселенской динамонеравновесности

Двадцатый век, возгласивший титаническую деятельность В.И. Ленина, «поступательно» выстраивался присущей социуму динамо-неравновесностью. Однако – и об этом свидетельствует Великий Октябрь 1917 г. – становление СССР – детища стратегии Вождя – не позволило торжествовать вселенскому хаосу: человечество – на путях преодоления противоречий между «золотым миллиардом» и «оставшимся народонаселением» (а это пять шестых людской массы планеты Земля) - постепенно «поглощается» ноосферными «удобствами». И это весьма примечательно, поскольку основное внимание В.И. Ленин уделяет рассмотрению практического, а стало быть особо не связанного с той или иной формой духовности (включая сюда и философию) отношения субъекта к реальной действительности. Указывая на то, что «практика выше (теоретического) познания, ибо она имеет не только достоинство всеобщности, но и непосредственной действительности» [4], В.И. Ленин приурочивает антропологическое (т.е. связанное с «причудливым» развертыванием биоданности) начало в человеке («остепеняемое» практикой и прежде всего ее «трудовой разновидностью») к такому уровню личностной самореализации, который гораздо значимее его – этого человека – «духовного амплуа». Человек-практик отчетливо «засвечен» поступочной деятельностью и «заверят» свой «ментальный настрой» «предметными очертаниями». Возвышая практику «научно атрибутированным» «социальным экспериментом» (подтверждением чего стало социалистическое строительство в нашей стране), В.И. Ленин развивает тезис о том, «что в основе теории познания диалектического материализма лежит признание внешнего мира и отражения его в человеческой голове» [5]. …Практика упоительно «одаривает» нас «благоуханием предметности», и на этой основе воздвигается здание «объективной реальности». Выпестованный «субъективным пристрастием» объект как «резюме» «разостланной по свету» объективной реальности фактически подтверждается научной деятельностью - наиболее (в условиях НТР) продвинутой частью «практического освоения Ойкумены».

Заблокирование «объекта» статусом «внешнего мира»

…Мы видим, как субъект воздвигал здание объекта для «нерушимого» воссоздания предметного мира. Объект здесь - своеобразный посредник между мыслящим духом и природой. Нас – вслед за В.И. Лениным – весьма привлекает сам по себе окружающий мир, а не его «изложение» «клишированием» «объекта». Ведь для В.И. Ленина «материя» - многомерный методологический конструкт для построения «объективной реальности» и ее преодоления научно отточенной практикой (возбуждающей в нас – по примеру В.И. Ленина – «признание внешнего мира»). Следуя В.И. Ленину, мы переакцентировываем внимание с «объективной реальности» на «внешний мир». Это вполне объяснимо ввиду стремительного роста «научного пафоса», подталкивающего современное человечество к своему ноосферному обустройству. «Объективная реальность» медленно стушевывается, уступая место объективно же по содержанию «замахнувшейся» научной картине мира (НКМ). НКМ подлинно объективна - не «прямым посредничеством» в отношениях между человеком и миром, но как сторона научно «завербованной» практики - важного компонента «разгружаемого» В.И. Лениным «внешнего мира». Этому способствует выводимая Учителем теория познания. Примечательна она тем, что вбирает историю философии и всю совокупность знаний о мире. Опираясь на указанное положение, В.И. Ленин резюмирует: «Вот те области знания, из коих должна сложиться теория познания и диалектика» [6]. Диалектика здесь, как можно себе представить, носит субъективную направленность, поскольку сопряжена с индивидуально воспроизводимой познавательной активностью. По убеждению В.И. Ленина, «логика, диалектика и теория познания … это одно и то же» [7]. Но коли так – обновляется ситуация, влекущая нас к новым берегам. И мы оставляем позади «объективную реальность». Ведь эта реальность – допуск к уже не раз проговариваемому «внешнему миру», который для В.И. Ленина олицетворяет сущее. Оно не доступно «объективации», зато при диалектическом воспроизведении предлагает логику изложения научной картины мира.

Ленинское торжество «постнеклассики»

Сегодня сформировалась постнеклассическая научная картина мира («постнеклассика»), бескомпромиссно требующая диалектики. Это обусловлено тем, что она оперирует гуманитарным фактом, «атрибутирующим» собою уникальность личностного самовыражения – творческую репрезентативность индивида. Творчество – это всегда снятие преград в отношениях личности с миром, находящее себя в их  (т.е. личности и мира) взаимопритягательном единстве. Когда В.И. Ленин настаивает на союзе логики, диалектики и теории познания, он обусловливает его поступочностью человека в границах «внешнего мира», но не «объекта» (поскольку «объект» не имеет «поступочных площадей»). И – вот: ленинская «материя» отстаивается двумя уровнями. Назначение первого из них – «вообразить» перспективу в нашем отношении к миру. Ее носителем становится «объект» - указатель человеческой приобщенности к будущему через опережающее отражение «внешнего мира». Сам же «внешний мир» как «предметный разворот» второго, более содержательного пласта «материи» подлежит научной «расфасовке» фокусом НКМ, обогащенным «постнеклассикой».

Что есть «материя» для В.И. Ленина?

Для В.И. Ленина «материя» - средство монистического преодоления разорванности между идеальным и материальным «полюсами» реальной действительности. «Материя» - «зеркало» духовной активности субъекта деятельности, - двууровнево обустраиваясь, объективирует «внешний мир» с тем, чтобы вернуть его самому себе за счет элиминирования оказывающегося уже излишним феномена объективации (при опоре на который всплывает «объективная реальность»). Такое осуществимо благодаря поступку, обретающему в наши дни четко озвучиваемую научность. Опираясь на раскрытую выше структуру «материи», можно наблюдать: за счет конструируемого с ее помощью «объекта» удалось усилить «интимно» соотносимую с «внешним миром» «постнеклассику». Ленинское «апробирование» «материи» оказалось наиболее приемлемым сегодня, когда наука вышла на постижение изменчивости как ведущей стороны движения – единственного способа существования материи. Прежняя, распространенная до НТР, наука имела объектом (где «объект» не тождественен тому объекту, которым «закругляется» «материя») своего исследования устойчивость – универсальную сторону движения. Но положение резко изменилось с вторжением глобализма, поколебавшего динамо-равновесность, ведавшую до недавних пор земными делами. Создавшаяся «проба пера» подталкивает нас к тому, чтобы наука решительнее «репродуцировалась» за счет утверждающегося синтеза обеих сторон движения – устойчивости и изменчивости. …Материя же здесь - философская категория, позволяющая развернуть науку на безупречное раскрытие «внешнего мира» с учетом амбивалентной соотносимости в нем устойчивости и изменчивости.

Методологическая направленность «материи» - синтезировать науки об устойчивости и изменчивости как основных сторонах движения

Ленинское учение о материи как категории для обобщенного «заснятия» объективной реальности и одновременно - как выражение ее самой (т.е. данной реальности) вполне соответствует взгляду о предназначении науки синтезировать обе стороны движения – изменчивость и устойчивость. Изменчивость как нечто подвижное направляет сознание на обобщенное видение реальности, устойчивость - соотносима с «конкретной вещностью». «Заряжаясь» общим, категория материи производит схватывание «самостоятельной единичности». Проявляемая «материей» методологическая насыщенность философии становится важнейшим средством объемного видения движения и постижения его концентрированной собранностью науки. Весьма значима здесь математика, объект которой – изменчивость. Предмет науки математики обусловлен постоянной сменой состояний, переживаемых тем или иным предметом (заметим в скобках: наука математика получила развитие со становлением информатики, вскрывающей информацию как «отраженное разнообразие» /А.Д. Урсул/). Сложившаяся последними десятилетиями синергетика усиливает «синтетическое обживание научности» и торжество «материи» - стимулятора развертывания достижениями «постнеклассики» личностного потенциала за пределами «объективной реальности».     

Литература

1. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм // Полн. собр. соч. – Т. 18. – С. 131.

2. Там же.

3. Там же. – С. 298.

4. Ленин В.И. Философские тетради // Полн. собр. соч. – Т. 29. – С. 195.

5. Ленин В.И. Десять вопросов референту // Полн. собр. соч. – Т. 18. – С. 5

6. Ленин В.И. Философские тетради // Полн. собр. соч. – Т. 29. – С. 314.

7. Там же. – С. 301.

© Николай Коноплев, 2007

Оцените эту статью:

[выше] [ниже]   [!]


Статистика:

Дата публикации: 03.06.2007 16:41:22 MSK;
Рейтинг статьи: 33 (Подано голосов: 10, Средний балл: 3.3)
Хитов: 8054; Читателей: 366; Хитов на форуме: 76326; Комментариев: 42 - Посмотреть комментарии >>>

* Вы cможете оставить комментарий к этой статье после того, как авторизируетесь (или, если вы не зарегистрированы, зарегистрируетесь) на форумах Phenomen.Ru. Статья обсуждается по адресу: http://phenomen.ru//forum/index.php?showtopic=526 в разделе <Обсуждение публикаций сайта>.



 Страница обновлена:
 03.06.2007 16:41:22 MSK

 © Программирование и
     дазайн: Иван Шкуратов