Phenomen.Ru : Философия online

Главная > Философский журнал > А.Н.Самарин Можно ли преодолеть коррупцию в России?

Публикация: Анатолий Самарин

А.Н.Самарин

Можно ли преодолеть коррупцию в России?

Поводом для обсуждения поставленного вопроса стала статья Александра Смирнова «Коррупция: как с ней бороться?» (которая появилась на сайте Движения «За возрождение отечественной науки») [1] Она касается одной из ключевых проблем не только экономики, общественной нравственности, но и государственной безопасности. Работа тревожит и побуждает к размышлениям. По уровню коррупции Россия действительно вступила в число стран-рекордсменов, коль скоро коррупционный оборот равен отечественному госбюджету или даже, что весьма вероятно, его превосходит [2].   И все годы «реформ» негативная динамика в этой, судя по всему, главной отрасли либеральной экономики в РФ, только нарастала. А. Смирнов также справедливо подчеркивает, что  вследствие этого «коррупция может съедать существенную часть нашего «экономического пирога» в виде темпов роста  – примерно около 5 % [3], который мог бы составлять не 7-8%, а  около 12 %, т.е. быть примерно таким, как в Китае».

Кстати рост наших двух стран не только количественно, но и качественно различается, причем не в пользу России. За вычетом из экономической статистики РФ конъюнктурной прибавки нефтедолларов, не связанной с подъемом реального производства, обнаруживается действительная траектория падения последнего, что показал академик Р.Нигматуллин. В то время как КНР — в отличие от России — опирается на доходы от растущего промышленного потенциала. Только от одного, не самого существенного производства и экспорта игрушек Китай получает больше прибыли, чем Российская Федерация от нефти. В одном этом факте видна совершенная бесперспективность ублюдочной сырьевой ориентации экономики, которую сознательно продавили американские хозяева наших реформаторов (как о том рассказывал экс-президент США Б.Клинтон). А капитулянты и взяточники от «реформизма» ее охотно приняли и реализовали.

Продажность режимов обычно обратно пропорциональна их экономическим достижениям, способности их развивать национальное производство. Поэтому в Китае коррупционеры действительно, получающие «девять граммов в сердце», существенно не влияют на процесс экономического роста, а 99,99% их собратьев в РФ, упорно парализующих развитие, могут, напротив,  делать самые головокружительные  карьеры, наживая гигантские состояния.

Приведенная А.Смирновым подробная и достоверная статистика избавляет от необходимости воспроизводить ее чудовищные параметры. Однако его преимущественно финансово-экономический угол зрения на мздоимство в плане обременения трансакционных издержек деятельности бизнеса (исходя из учета которых и проводит свой анализ автор статьи) правомерен, но недостаточен. Проблема давно вышла за пределы материальной жизни «хозяйствующих субъектов».

«Коррупция в России, — с основанием утверждают Л. Бызов и Е.Кофанова,  — это давно уже больше, чем просто коррупция. Это образ жизни и образ мысли страны, в которой ни общество, ни бизнес, ни власти не могут, да и не хотят жить по законам. Похоже, что с этим обстоятельством у нас как-то свыклись и даже смирились, а периодически раздающиеся антикоррупционные призывы носят скорее ритуальный характер» [3].

 Всепронизывающая универсальная коррупционная сеть охватила государство, предпринимательство, культуру, ТВ,  стала частью повседневного быта. Проступая в отношениях людей в любых сферах, она не только неумолимо разрушает привычные нормы, моральные и правовые, но размывает все опоры государственности, включая правоохранительную систему. Например, юстиция, превратившаяся в высокодоходное коммерческое предприятие, определенно утратила свои прямое назначение, исконные функции. В сегодняшней России за весомую мзду административные деятели различных рангов и суды сделают все, что угодно, как бы это не противоречило закону, морали, служебному долгу. И по статистике каждый второй гражданин нашей страны сталкивался с этим лично.

Рыночная идеология лишает ныне взятку ее прежнего негативного ореола, возводя ее в ранг обычной платной услуги, популярного и высокодоходного бизнеса, объем которого составляет почти половину ВВП. А с учетом хронического роста коррупции обещанное властями «удвоение ВВП» автоматически уйдет в ту же черную финансовую дыру. Превратится в утроение мздоимства.

Сегодня только невыполнение обязательства, связанного с взяткой, вызывает у граждан осуждение, как проявление «нечестности» мздоимца, тогда как сам подкуп приравнивается к торговой сделке. Ныне, по оценке Л. Бызова и Е.Кофановой, «трудно провести границу между рынком и государственной властью, само понятие взятки или подарка становится зачастую трудноотделимым от рыночной оплаты услуги». «Общество, бизнес и бюрократия самоорганизовались по криминальному типу общественных отношений. Взятка, откат, уклонение от налогов для многих структур стали такой же естественной формой выживания, как воздух для живого организма»[4].

Существенно, что расплачиваются взяточники со своими клиентами, как правило, прямыми интересами или ресурсами общества, государства, организации, нанося им огромный, все возрастающий ущерб. В частности, никакое кардинальное изменение в отношениях собственности, никакая приватизация целых отраслей в России не обходились без коррупционной составляющей. Так, известный экономист М. Делягин расценивает в качестве крупнейшей коррупционной акции последних лет идущее формирование госкорпораций [5]. Само по себе образование подобных структур не противоречило бы общественным интересам, если бы - не одна деталь. Колоссальное имущество и деньги, поступившие в ведение этих многочисленных  корпораций, одним росчерком пера становятся юридически собственностью каждой из них, тем самым осуществляется безвозмездная приватизация громадных производственных комплексов, созданных трудом всего народа. А лица, назначенные их главами, фактически становятся крупнейшими собственниками. И все это происходит сейчас на глазах общественности, как некогда уже было подобное в начале 1990-х гг.

Сеть нелегального «рынка услуг» с каждым годом разрастается, напоминая развитие раковой опухоли, съедающей любую живую ткань. Раздувшись неимоверно, она уже отсасывает на себя больше ресурсов, чем тратит общество на все прочие социально-экономические цели.  Ее дальнейшее разрастание вполне очевидно уничтожит не только остатки правопорядка и морали, но рано или поздно приведет к развалу государственности, если в обществе не отмобилизуются силы самосохранения.

Если террористы из Чечни смогли с помощью взяток одолеть все кордоны и, расположившись в Москве, сумели провести печально известную акцию «Норд-ост», то уже, нет сомнения, что «осел, груженый золотом» может взять и более важные стратегические крепости. Так недавний премьер Японии откровенно сказал своим ближайшим коллегам (и это просочилось в печать), что проблема Курил будет решена путем финансирования нужных людей в Москве. И через некоторое время нам действительно сообщили СМИ о «намечающихся подвижках» в этом вопросе, касающемся государственного суверенитета. Недопустимый и явно коррупционный скрытый торг идет и вокруг  других неотъемлемых территорий России.

В целом система власти в стране, исповедующая либеральную идеологию «всё – на продажу», уже давно трансформировалась в рынок политико-административных «услуг», который связан множеством нитей с остальными секторами рынка (как российского, так и мирового) и, разумеется, сопряжен  с главными его игроками, как внутри, так и тем более вне страны.

Важно, что самые крупные участники  коррупционных игр с наибольшими финансовыми возможностями действуют давно и методично из-за рубежа, имея своей целью поставить под контроль основные российские ресурсы и политико-административный аппарат. И в этом они во многом преуспели, превратив Россию де-факто в полуколонию. Но гарантированно властвовать над нею они смогут, лишь разделяя подвластное общество на обособленные части, к чему дело и клонится. Идущий рыночно-коррупционный захват  стратегических ресурсов, которые сосредоточены в удаленных регионах,  может оказаться прологом к политическим «трансформациям государственности» и тем самым «к окончательному решению» русского вопроса.  

Судя по имеющимся данным, нашему обществу уже не принадлежит большая часть (свыше двух третей) общенационального достояния, которая подвластна в основном Западу. Очевиден также контроль внешних сил (включая ТНК, международный финансовый олигархат, сомнительные зарубежные «фонды) над многочисленными политическими группировками, большой долей СМИ  и самой напористой частью гражданского общества в РФ. Последняя, к сожалению, все более напоминает лоббистскую структуру, оплаченную, как из средств более 800 западных фондов, так и непосредственно заинтересованными зарубежными коммерческими партнерами, а еще более – «некоммерческими организациями». Немалые средства, которые, например, идут извне на «поддержку демократии» в России, являются также слабо завуалированной формой политического подкупа резервных групп компрадорской клиентуры. 

Этот сорт коррупционеров относительно нов для нашего общества, он распространился, начиная лишь с конца 1980-гг. По традициям нашей культуры и даже по действующим нормам права, он - неотличим от предательства. Вот как охарактеризовал деятельность подобных деятелей И.Коротченко, главный редактор влиятельной газеты «Военно-промышленный курьер» в свете выступления президента России на конференции в Мюнхене в 2007 г.:

«Те многочисленные либерального плана политологи, эксперты и отдельные, так сказать, перекрасившиеся генералы-отставники, которые пели гимны миролюбию и мудрости Вашингтона, и клеймили наше ретроградство, нежелание деактивировать наши ядерные силы, нежелание большей «транспарентности» с Западом, на самом деле проводили политику, которую можно характеризовать либо как недальновидную, либо как откровенно предательскую по отношению к интересам своей собственной страны. Надо […] посмотреть структуру их доходов, откуда они получают деньги, на какие средства они издают книги, в которых предлагают ядерное разоружение России.

…Друзья прогресса, друзья Соединенных Штатов, свободы, либерализма и всего остального действуют по двум направлениям. Либо они говорят о том, что Соединенные Штаты – это светоч, и нам нужно с ними дружить, другого выхода нет, а если они на нас и косо смотрят, то сами виноваты, недостаточно демократию продвигаем, авторитарные тенденции появляются, и отсюда такие заявления их министра обороны. А вторая линия ведется к стонам: «А что мы можем? Мы уже все, мы бессильны противостоять, поэтому нам ничего не остается, как смириться с этим диктатом и делать то, что приказывают Соединенные Штаты»[6].

Отсюда же приходится сталкиваться и с явлениями экстремального «лоббизма», посягающего впрямую на территориальную целостность России. Так, некоторые, явно лукавые «эксперты» и пропагандисты стали регулярно вещать в прессе и с телеэкрана про «обременительность» для страны таких ее регионов, как Курилы, Калининград, Дальний Восток, Сибирь. Говорят они также о целесообразности «поделиться» той или иной их частью (либо с «мировым сообществом», либо с определенными государствами. Нет сомнений в прямой связи подобных «экспертиз» – как и связей внутреннего терроризма – с зарубежными финансовыми потоками. Известны и заказчики проекта территориального раздела страны [7]. Такова абсолютно неприемлемая цена безбрежных «рыночных отношений» в политике, которые, породив мощные коррумпированные структуры, стали орудием планомерной десуверенизации и  –   в конечном счете –  дезинтеграции страны.

Многие регионы России, богатые минеральными ресурсами сегодня, оказались включенными в мировой рынок или рынок соседних держав в большей степени, нежели в хозяйственную жизнь собственной страны. Экономически и политически данное обстоятельство порождает прямые отношения региональных элит с трансграничными партнерами, увеличивая фактическое обособление регионов от центра и остальной России [8]. Неравномерное развитие регионов, (вплоть до деградации многих из них), не сбалансированное продуманной политикой центральной власти, ведет к расшатыванию всех общесоциальных скреп, а также к проявлениям собственной «политической игры» региональных элитных групп на международном уровне. В эту брешь легко проникает политическая коррупция из смежных стран.

И, чем дальше от центральной власти и государственного единства уйдут регионы, тем легче они будут включены в глобальную «мир-систему», поставлены под контроль внешних центров силы и экономической мощи, которые напрямую, минуя центральные власти РФ, смогут интегрировать их в новые подвластные себе структуры [9].

А недостатка в попытках внешних сил превратить определенные территории нашей страны в зоны, непосредственно подконтрольные мощным соседям России, давно уже нет. В ходе подобной «приграничной дипломатии», далеко выходящей за привычные рамки межгосударственных отношений, противниками нашей страны активно прорабатываются сепаратистские сценарии. Извне устанавливаются патронатно-клиентельные взаимоотношения с лидерами влиятельных региональных общностей.

Едва ли не решающую роль в подобных процессах играют локальные компрадорские элиты, иногда представляющие собой этнические кланы или сильно криминализованные сообщества бюрократии. Цели, ценности, этноконфессиональные и иные социально-психологические характеристики, а также особенности организации указанных (как правило) малых групп, могут оказаться, судьбоносными для России, о чем нам внятно напоминает история недавней геополитической катастрофы СССР. Модель Беловежской пущи – этот плохо выученный урок отечественных элит - совсем не забыта ее подлинными разработчиками. Знание личных качеств региональных лидеров и психологии местных групповых акторов – вот ключ к будущему. И это очень хорошо поняли международные конкуренты России, которые закладывают в свою работу с локальными элитами в нашей стране немалые средства,  а также прямо опираются на обширную полевую информацию и практические выводы весьма искусных манипуляторов (как из областей психологии, этнологии, культурологии и религиоведения, так  и из сферы прямой политики).

 В постсоветскую эру с далеко идущими целями была сформирована система масштабного «трансфера» за пределы РФ разнообразной внутренней информации при посредстве международных финансовых структур; коррупционный «слив»  ее из центра и регионов производится, как на Запад, так и на Восток. Она приобретается (в том числе у местных региональных специалистов) и оплачивается зарубежными «меценатами» и всевозможными «фондами». Перекачивается информация не только о ресурсах субъектов Федерации, но также и об основных локальных акторах, о деятелях администрации, их нравственно-психологических ориентациях и степени коррупционной податливости. Сегодня информационное обеспечение заказчиков сепаратизма достигло рекордного уровня.

Но помимо этого с помощью коррупции зарубежными центрами создана своя информационная система влияния – мощная альтернативная инфраструктура радио- и телевещания иностранных станций и телецентров по всей территории страны. Это происходит при одновременной технической и содержательной деградации российских источников внутреннего вещания. В любой момент указанная инфраструктура может обеспечить полный «перехват» аудитории у главных национальных СМИ. Напомню, что в октябре 1993 г. в обстоятельствах вооруженной борьбы в Москве перестали работать государственные радио- и телеканалы. И тогда несколько радиостанций в столице, включая московскую  радиосеть и 1 программу государственного вещания, перешли на трансляцию «Радио Свобода».   Похоже, что из предыдущей фазы распада Большой России – СССР не было извлечено никаких уроков.

Состоявшийся передел российских ресурсов с установлением иностранного контроля над ними были достигнуты, как раз, в первую очередь средствами коррупции. Борьба за собственность или за установление фактического распоряжения ресурсами есть основной предмет коррупционной деятельности в России. И в ней – еще раз подчеркнем - самую активную роль играют зарубежные экономические, особенно финансовые круги, базирующиеся в тех самых якобы нормальных государствах, которые А.Смирнов в своей небезынтересной работе напрасно идеализирует. Именно элиты последних предприняли наиболее масштабное в истории коррупционное вторжение в Россию с момента начала приватизации в стране. По признаниям самих зарубежных деятелей, миллион коррупционных «инвестиций» в РФ приносит им прибыль в миллиарды долларов. Эти лица также изредка (и не без гордости) признают, что ускоренное растление и разложение госаппарата в России началось при их участии, что коррумпированный административный слой они сами выпестовали и поддерживали, как ценное приобретение и главное орудие выгодных им преобразований в сфере собственности. По многим косвенным признакам, масштабы такой системной, политизированной коррупции извне много превосходят оборот внутренней российской коррупции, поскольку «рентабельность» ее несомненна, а на кону поставлены огромные ресурсы и будущее великой страны.

Разумеется, коррупция существовала и ранее, но никогда прежде в России она не складывалась в организованную систему квазирыночных отношений, тотально подчинившую себе всю сферу управления [10].  Речь идет, по сути, о корпоративно-групповой «приватизации» основных функций «государства» со стороны чиновничества, окружающих его политико-административных элит, олигархических и криминальных структур. Вместе они образуют довольно устойчивое симбиотическое целое, напоминающее мафию – «государство в государстве». «Лев - давно прыгнул» метафорически обрисовал ситуацию ныне первопроходец темы - генерал А.И.Гуров, который еще на закате СССР предостерегал против криминализации власти.  Прыгнувший коррупционный монстр подмял под себя многочисленные административные сферы и кормится поглощением и расточением ранее созданного общественного богатства. Не пренебрегает он и удушением сограждан, о чем свидетельствуют потери населения в РФ за годы реформ, по экспертным оценкам, в количестве 26-28 миллионов человек [11]. Только в 2007 г. по оценкам Всемирного банка,  отечественным коррупционерам удалось увести в теневой оборот около 46% ВВП России [12].

Касаясь причин взяточничества, А.Смирнов указывает тот известный факт, что «на начальном этапе реформ 1992-1998 гг. государство было не в состоянии платить чиновникам нормальные зарплаты». Несомненно, что тем самым бюрократия ориентировалась на метод «самопрокорма». Мы все помним, как тогдашние лидеры (один Г.Х.Попов - чего стоил) публично объясняли согражданам по ТВ, что «взятки - это нормальная смазка экономического механизма». И проповеди этих искусителей стали истинной «сменой вех» для правящего слоя, превратившего в дальнейшем взятку в норму «элитной» жизни. Возможность поборов даже стала статусным критерием, отличающим «элитариев от пролетариев».  К проблеме уровня чиновных зарплат мы еще вернемся ниже.

Сегодня, будучи во главе элитных университетов, те же лица и в том же духе воспитывают пополнение руководящих кадров.  И если когда-то в кругу последних рекомендовалось «брать по чину», то ныне либеральное воспитание избавило кадры от всяких «предрассудков», что позволяет каждому отщипнуть «от суверенитета» государства (если вспомнить ельцинский оборот) столько, сколько сможет.

В целом согласимся, здесь  с характеристикой коррупции А.Смирновым как «рыночного» ответа на слабость государственных институтов. Но поскольку коррупция в свою очередь является фактором ослабления государственности, то возникает своеобразный порочный круг социального распада.  

Однако обратимся теперь к центральному звену процесса, продолжающему питать эту тяжкую «социальную онкологию». Вал постсоветской коррупции начался и возрастал по мере развертывания в РФ процесса приватизации. Основным содержанием последней была, во-первых, общеизвестная конверсия власти в собственность в обход всякой законности. Во-вторых, сознавая зыбкость и ненадежность своих новообретений, малую легитимность и легальность их собственности в РФ, хозяева последней предпочитали обратить ее поскорее в капиталы на Западе. По завершении «криминально-технологического» процесса крупные «приватизаторы» и сами, как правило, мигрировали вслед за своими деньгами. Ибо для них «родина - там, где - деньги». Больше  двухсот пятидесяти тысяч их окопалось в одном Лондоне. И самые бедные из них являются долларовыми мультимиллионерами.

В имеющейся на этот счет обширной литературе  даже адептами приватизационного процесса указывается, что в нем приняли самое активное участие (помимо власть имущих) лидеры криминалитета и иностранный капитал, зачастую использовавший местную клиентуру, а также подставные фигуры и фирмы. Само собой, разумеется, в льготном долевом участии здесь была и важнейшая опора Запада в России - идеологи и технологи «реформирования».

Адвокаты использованных технологий разгосударствления  утверждают, что “номенклатурно-криминальная трасса” оказалась единственно возможной колеей, по которой мог пройти "приватизационный экспресс"” [13]. При всей своей осведомленности они не сообщают нам, однако, ни того, что наиболее мощным двигателем «экспресса» была и остается сегодня коррупция, ни тем более того, что эта их «единственно возможная колея» ведет прямой дорогой в пропасть. (Хотя вряд ли квалифицированные экономисты этого не могут понять).  Ощущение близости пропасти оправданно возникает при знакомстве с работой А.Смирнова и с представленной в ней богатой фактурой.

Но что же предлагает предпринять автор обсуждаемой статьи для преодоления коррупции? Он развивает две главные идеи, давно сформировавшиеся в кругу либеральных экономистов и популярные в СМИ: повысить зарплату чиновникам, и расширить экономическую свободу. Первая идея даже и у самого автора вызвала некоторые обоснованные сомнения: «Но действительно ли повышение заработной платы и мотивации госслужащих способно принести существенный результат? Ведь  их легальный доход скорее всего  будет меньше коррупционной «выручки». Сомнение оправдано. Ведь сумма этой коллективной выручки всего слоя уже определенно превосходит госбюджет, а значит - любое бюджетное повышение доходов будет воспринято как мизер, не имеющий практического значения.

Отнюдь не скромная зарплата, как слишком часто говорится, стала главным фактором разложения административного слоя. При И.В.Сталине она была куда скромнее, а коррупция общество не разъедала. Дело в том, что в 1990-е гг. сверху не только спускались сигналы, что все дозволено, что мораль – это «совковый пережиток», но и практическим образом были отключены любые контрольные и защитные инстанции в обществе. Аскетизм и даже скромность в быту стали высмеиваться и изживаться, как атрибуты позорного, «несвободного» прошлого, а на пьедестал был вознесен культ наслаждений и безграничного потребления. Мораль практически рухнула. Параллельно приватизаторы политическими средствами вывели из игры правоохранителей. И тогда, в коррупцию включились даже те, кто должен был непосредственно бороться с ней, начался бесконечный и печальный сериал с «генералами-оборотнями».

Вообще предлагаемый профилактический подход в виде повышения зарплат напоминает симптоматическое лечение глубоко поразившей организм раковой опухоли припарками или гомеопатией. Он, конечно, незаменим для имитации борьбы с коррупционерами посредством оказания им же дополнительно «материальной помощи». Поэтому мы так часто видим и слышим его пропагандистов на ТВ.

Второе предлагаемое противоядие – «как можно больше свободы», тезис, встречающийся часто в либеральной среде, который также далеко не бесспорен. Например, в странах с безграничной «экономической свободой», в том числе - для ТНК, какими являются «банановые республики», где фактическая власть принадлежит иностранной компании, коррупция просто переходит на корпоративный уровень. Ясно, что любые распорядители значимых ресурсов могут коррумпироваться, включая и менеджмент корпораций в РФ. «Финансирование» доступа к коммерческой или персональной  информации конкурентов, практика откатов, эпидемия рейдерства, хорошо проплаченные (при участии внутрифирменных клиентов) сделки, которые, случается, приводят к  поглощению собственности партнера.  А. Смирнов и сам убедительно показал, черты коррупции, присущие частному сектору, которые имеют место внутри него.

Нет, очень рано представлять слишком криминализованный отечественный бизнес «в белых одеждах». Далеко не всегда он – жертва вымогательства, как о том любят писать в деловой прессе. В ситуации ослабленного государства и укрепившихся олигархических структур уже гораздо чаще верно обратное: держава медленно, но верно отступает под натиском мощных группировок, зачастую имеющих преимущества перед ним в силах. Ведь многие из этих структур находятся под зарубежным, наднациональным или государственным покровительством (и не только экономическим), являясь зачастую орудием борьбы против России. Призывы окончательно «раскрепостить» частных собственников, и без того не проявляющих в нашей стране никакой социальной ответственности, могут легко вылиться в расширение уже имеющей место, хищнической, антиобщественной их активности, которая и так уже всерьез угрожает национальной безопасности. Одного только хронического вывода капиталов на Запад уже вполне достаточно для разрушения отечественной экономики, если не самой России. Да и в развертывании коррупции в обществе особая роль бизнеса – несомненна. Именно его спрос главным образом на «обход» законности породил и стимулирует предложение подобных «услуг».

Учтем также, что соотношение частного и государственного секторов экономики уже давно – не в пользу государства. Его доля в совокупном объеме собственности стала опасно малой, составляя чуть выше 10%. Ни одно развитое государство просто не может выжить со столь малым удельным весом в экономике. На самом что ни есть «частно-собственническом» Западе доля государства в экономике около 40% и выше. Отсюда обещанная неолибералами попытка организовать второй тур либерального разгосударствления с приватизацией остатков госсобственности – неминуемо привела бы к новым взлетам коррупции, экономическим катастрофам и к скорейшему краху Российской Федерации. Реальные потребности безопасности и экономического развития ставят перед обществом прямо противоположные задачи.

Избавление от коррупции, бесспорно, необходимо. Но поможет ли гомеопатия там, где нужна серьезная социальная хирургия?! Ведь явно требуется жесткая санация элит, административной сферы от коррупционеров и расточителей национального достояния. И, что не менее существенно, нужен одновременный отказ от двадцатилетнего неуклонного движения в национально-государственное небытие. Существующий курс не просто порочен, он явно гибелен для государства и народа. Сегодня этого «не могут понять» только те, кто сознательно заинтересован в крахе страны. Не подобным ли образом грабители, обчистившие дом, поджигают его, чтобы замести следы?

Неолиберальный проект в нашей стране провалился в самом главном. На его основе возникла абсолютно нежизнеспособная и неустойчивая система с крайне низкой продуктивностью, выстроенная по модели сырьевого придатка. Она - пригодна только для проедания исторического и природного наследства, для стимулирования тотального воровства и коррупции, которые являются неискоренимыми атрибутами нынешнего асоциального порядка.  И никакие «лекарства», никакие новые «реформы» сложившейся системе не помогут, поскольку в корне ошибочна сама суть проекта, где через каждое слово его архитекторами используется термин «слом». Все это давно следует, как минимум, сдать в исторический архив вместе с «преобразователями».

В этой связи абсолютно необходимо укрепление государственного сектора с возвращением в его состав незаконно изъятой стратегической собственности, восстановление Госплана, призванного обеспечить инновационные приоритеты развития и четкую координацию деятельности государственного и частного сектора. Без оптимизации их соотношения никакого продвижения реального производства, в том числе создания средств обороны не будет. А с подъемом настоящего производства вместо нынешнего паразитического существования РФ «возле трубы» сузится почва для коррупции, поскольку появятся доходы от подлинного «дела». Еще раз напомню приведенный выше факт: на игрушках китайцы зарабатывают больше средств, чем Россия на нефти.

А ведь у нас уже и нефть кончается благодаря либерал-паразитам, загубившим своей алчностью ценнейшие месторождения в Сибири. Примерно с 2015 г. стране придется импортировать нефть. Чем тогда станет обеспечивать свой жизненный минимум «великая энергетическая держава», которая успела развалить свое сельское хозяйство на фоне притока нефтедолларов? Не придется ли заплатить за издержки мздоимства новыми миллионами жизней. Не обернется ли сладкая коррупционная жизнь одного, узкого слоя голодом масс?!

Далее. Остро необходимо поддержать жизнеспособные отрасли науки, помочь отечественным инноваторам. Вместо финансового надувания вреднейших олигархических пузырей и стабфондов - сконцентрировать средства на возрождении оборонно-промышленного комплекса и на спасении деградировавшего сельского хозяйства. Без их восстановления падение нашей державы с параллельным расчленением ее возможно в кратчайшие сроки. Достаточно оглянуться на  регулярные обвалы коррумпированных режимов в развивающихся странах, сопровождаемые гражданскими потрясениями и войнами, чтобы понять, как это происходит. Происходящие процессы и их вероятные последствия все более тревожат активную часть граждан.

Удивительно ли, что общество наше, как будто и притерпевшееся к масштабам лихоимства, все решительнее высказывается  (в опросах ВЦИОМ, 2006 г.) в большинстве за принятие жестких санкций к его носителям.  За конфискацию имущества не только самих коррупционеров, но и членов их семей высказываются 39% опрошенных. За “чистку” и сокращение государственного аппарата — 38%. Немало сторонников и у самой радикальной из предполагаемых мер наказания за коррупцию — смертной казни (28%). И хотя уже два десятилетия мнения власти и общества в России сильно расходятся между собой, игнорировать полностью народное мнение даже власть имущим не приходится. Не оттого то ли, учитывая настроения, они так спешно покидают страну, едва расставшись с важной должностью.

Итак, ликвидировать коррупцию (что нам уже обещали много лет) никак не меняя природу режима и не отказываясь от  либерально-колониального порядка, от господства исключительно рыночной регуляции совершенно невозможно. Но еще меньше шансов у нас в условиях прогрессирующей коррупции хотя бы сохранить государство российское. Мы уже оказались перед выбором, эквивалентным выбору между жизнью и смертью цивилизации и народа.

Только последовательно устраняя все социальные корни откровенно торжествующего ныне мздоимства, можно надеяться на очищение общества от крайне опасной болезни. И пресловутая «рука рынка» - в этом нам не помощник. Здесь нужно власть употребить. В свою очередь от подобного исцеления сегодня впрямую зависят все наши дальнейшие перспективы.  Вопрос сегодня стоит остро: либо мы безотлагательно покончим с коррупцией, либо она в условиях слабого государства покончит с нами довольно скоро.

Вышеприведенная статья впервые была опубликована в журнале "Конфликтология", №1, 2008, «Золотой Лев», № 159-160, а выдержки из нее приводились в  прессе.

 [1] Смирнов А. Коррупция: как с ней бороться?//сайт Движения «За возрождение отечественной науки»: http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=549&Itemid=36

 [2] Шаров.А. Ни дать, ни взять.//Российская газета, 7 ноября 2006 г.

 [3] Бызов Л., Кофанова Е., Коррупция. Норма жизни.//Ведомости,  6 июля 2006 г. См. также журн. «Золотой лев, №85-86, 2006.

[4]  Там же.

[5]  Делягин М. Коррупция под видом модернизации.//Знание – власть, №12, март 2008 г.

[6] Программа «Военно-промышленное обозрение» от 09.02.2007. беседа с И. Коротченко.//сайт радиостанции«Народное радио» - http://www.narodinfo.ru/program/37903

[7] Как сообщает, например,  А. Балиев: «Российскими представителям – участникам совета директоров международного консалтингового агентства «FarWest.LLC», было предложено подумать о будущем региона, управлять которым Россия, как откровенно заявили участвовавшие в диалоге американские представители (принадлежавшие в основном к кругам, близким к Демократической партии США), вскоре не сможет. Инициировался такой разговор тем, что американскими участниками встречи было начато обсуждение китайской экспансии в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Американские собеседники высказали единое мнение, что Россия уже в среднесрочной перспективе не сможет удержать за собой эти территории самостоятельно: ей для этого потребуется помощь США и Запада. Кроме того, было высказано мнение, что, хотя с юридической точки зрения Сибирь и Дальний Восток – российские владения, с точки зрения «интересов всего человечества» они должны рассматриваться как «планетарные ресурсные кладовые» и иметь статус, схожий с современным статусом Антарктиды». Балиев А. Американские мечты. Станет ли Сибирь протекторатом США?//,  RPMonitor.ru, 2006, Фонд “Русский предприниматель” –

 http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=2431&print=Y&print=Y

[8] Многие исследователи, работающие в парадигме гражданского общества, видят в этом положительный знак, проводя параллель с широкой автономией штатов, земель и провинций в западных странах и усматривая в этом шаг вперед от тоталитарной централизации. Подобные оценки исходят как от зарубежных, так и от некоторых отечественных авторов. Другие - более дальновидные ученые, как правило, работающие с тематикой современной глобализации, занимают иную позицию, у которой однако есть общий знаменатель: регионализация по-российски заключает в себе антитезу отечественной государственности.

[9] См. подробнее: Самарин А.Н. Эволюция региональных элит в России на фоне регионализации страны.// Властные элиты современной России в процессе политической трансформации. Ростов-на-Дону, 2004.

[10]  Культура и нормативная сфера хозяйствования пали ниже уровня третьеразрядной страны. Поэтому за время правления Путина не построено ни одного завода с полным технологическим циклом.

[11]  Пшеницын А.Ю. Вымирание и замещение. «Завтра», 1 августа 2007 г. Его же:  Эпистолярное наследие// Политическое просвещение, № 1, 2007.  Аналогичные экспертные оценки приводит и М.Я.Лемешев. См. также по данной проблеме кн.: Б.И. Искаков, А.Б. Искаков. Физическая экономика, М, 2007.

[12]  Чубаха И. Коррупция как национальный проект. //Cайт «Росбалт-бизнес», 13.02.08.  - http://www.rosbalt.biz/2008/02/13/455814.html

[13]  Виноградов В. А., Веселовский С. Я. Приватизация в глобальном контексте. М.,1998,  с.76.

© А.Н.Самарин, 2008

Оцените эту статью:

[выше] [ниже]   [!]


Статистика:

Дата публикации: 16.08.2008 21:19:40 MSK;
Рейтинг статьи: 78 (Подано голосов: 16, Средний балл: 4.87)
Хитов: 4000; Читателей: 112; Хитов на форуме: 31160; Комментариев: 3 - Посмотреть комментарии >>>

* Вы cможете оставить комментарий к этой статье после того, как авторизируетесь (или, если вы не зарегистрированы, зарегистрируетесь) на форумах Phenomen.Ru. Статья обсуждается по адресу: http://phenomen.ru//forum/index.php?showtopic=760 в разделе <Обсуждение публикаций сайта>.



 Страница обновлена:
 16.08.2008 21:19:40 MSK

 © Программирование и
     дазайн: Иван Шкуратов