Phenomen.Ru : Философия online

Главная > философская правда > РЕПОРТАЖ С ФИЛОСОФСКОГО КОНГРЕССА

  логин

  пароль

Забыли пароль?


:: сайта »
:: академические »
:: глобальные »
:: Философская правда »


:: члены »
:: кандидаты »
:: форум кандидатов »
:: зарегистрироваться »


:: все статьи »
:: популярные статьи »
:: обсуждения »


:: философский словарь »
:: :: все статьи КФС »
:: :: все статьи РБ »
:: каталог ресурсов »
:: :: добавить ссылку »


:: все форумы »
:: общий форум »
:: форум кандидатов »
:: обновленные темы »


  e-mail

Подробности



RSS-канал Новости Phenomen.Ru
Rambler's Top100

РЕПОРТАЖ С ФИЛОСОФСКОГО КОНГРЕССА

Дорогие друзья, уж 2006-й год на дворе, а все тянусь к грандиозному действу, именуемому IV Российский философский конгресс. Вы только представьте себе, как оргкомитет сумел обеспечить сравнительную дешевизну проживания в Москве многих сотен, а то и нескольких тысяч (их общее количество - 3855) прибывших на форум. Так, я в общежитии высотного здания МГУ занимал одноместную комнату с оплатой «всего ничего». А объемистые – от 54-х до 63-х п. л. – пять томов (плюс «Справочник» участников конгресса /22,5 п. л./) издания «Философия и будущее цивилизации» с их 3708 тезисами – это разве не чудо! Стоимость же «манускрипта» – сто рублей. Однако члену Российского философского общества – я в нем состою - том с его публикацией «округлялся» лишь пятьюдесятью рублями. …Философская проблематика развернулась 24-мя секциями, 10-ю симпозиумами, 7-ю коллоквиумами, 26-ю «Круглыми столами». Общающиеся – ученые 42 стран. Выступил каждый: всем хватило времени. Устроители двумя фуршетами осчастливили гостей. Первый выпал на столовую корпуса Б Главного здания МГУ 24 мая с 18.30 до 21.00. «Вход по билетам, стоимость билета – 350 р.». …Мы спустились в нижнее помещение основного корпуса, заполненное «нужными людьми»; протискиваясь к столам, брали что «западало» под руку. Те, кто находил место за столом, там и «притуливались». Иные, как я, «линяли» за укрытие и со случайными встречными обменивались впечатлениями… Я общался с вышеупомянутым экстраординарным профессором из США В.А. Беловым. С ним мы встретились на ходу, но, «зацепившись» друг за друга, вместе «отбыли» отведенное время. Вадим делился впечатлениями о том, как когда-то организовывал филиал вуза в г. Братске. Об Америке – ни слова. Затем он подвел меня к декану философского факультета МГУ В.В. Миронову, и невысокого роста улыбающийся Владимир Васильевич пожал мою руку. Познакомились. Вообще-то мы как бы знакомы: на Втором Российском философском конгрессе «XXI век: Будущее России в философском измерении» (7-11 июня 1999 г., Екатеринбург) сообща работали в 22-й секции «Философия гуманитарных наук»: профессор Миронов был одним из ее руководителей. Седьмого июня 1999 г. он выступил с докладом «Значение герменевтических функций философии в познании» (16.05-16.46; цифры здесь указывают часы и минуты: я вел тогда хронометраж). На следующий день выпало «объясняться» мне: о специфике гуманитарного познания (10.47-11.18) - в связи с тем, что научный факт воплощает нечто уникальное: личностно представленное творчество. Слушатели попросили пояснить характер преломления гуманитарного факта. Я удовлетворил их просьбу. Наше заседание посетил академик В.С. Степин. «Я, возможно, войду к вам без разрешения, - усмехнулся Вячеслав Семенович. – Мне сказали, что у вас интересно…». Так оно и было: помимо В.В. Миронова – ныне он как сопредседатель IV Российского философского конгресса держал пленарную речь (см.: Миронов В.В. Современное коммуникационное пространство как фактор трансформации культуры и философии // Вестник РФО. - 2005. - №3. – С. 9-22) - ненавязчиво запечатлелись опытные московские профессора В.Г. Кузнецов (МГУ; 7 июня, 14.53-15.52), Л.А. Микешина (МПГУ; 8 июня, 9.45-10.34), молодые «провинциалы»... Меняется ныне «провинция», трансформируясь «субъектом РФ»: «Планетарной паутине Интернета» «безразлично», кто использует ее «философский накат». …Но все-таки - о первом фуршете. Собрались, побеседовали: это и «первые встречные», и мало знакомые, и, наконец, близкие друг другу люди. Для меня было главным – приобщиться к высокому, трепетному имени: Московский государственный университет. Помню, свободными мгновеньями бродил я под его темными, напоминающими лабиринт, сводами. Само присутствие здесь - облагораживает. Вы будто «запечатлеваетесь» доселе неизведанным измерением. Я долго думал – каким? И вот что «взбрело» на ум. …К примеру, древние египтяне преимущественно профильно «впечатывали» себя на стелах, хотя никто не мешал им изображать человека обращенным непосредственно к зрителю. Однако это было не для них. Профиль есть частичное, «раскрученное» земноданностью, изображение облика, и «оставшаяся часть» моего Я – это то, что когда-то было мною и теперь пребывает «подземельем» (оно не подлежит изображенью, но, присутствуя во мне, затверждаемо «фактором профиля»). В свое время К.-Г. Юнг отобразил рассматриваемое состояние учением об архетипах. Последние настраивают меня «солнечными высями». …Славный Александр Сергеевич Пушкин слыл «арапом», или эфиопом. Его предки, следовательно, примыкали к египетской культуре, испытывая ее воздействие. Ну а сам поэт! Он - без сомнения – основоположник новой русской литературы. Но А.С. Пушкин – крупное явление искусства: от него уцелело до 800 рисунков, и подавляющее их количество – «профили». …Бессознательно классик «лепит» «допотопный» – «египетско-эфиопский» - взгляд на мир. Но полноте – только ли этим «достопамятна» «пушкинская архаика»? А как быть с девственным юношей Владимиром Ленским, пред смертью жаждущим будущего поминовенья Ольги! (В данном случае знак вопроса заменен утвердительным восклицанием – и это правда.) А.С. Пушкин обогащает наше видение реальности тем, что, согласно статической концепции времени, «страивает» (от слова «три») прошлое, настоящее и будущее одновременностью. Это, кстати, соответствует отечественной евразийности, лишь с А.С. Пушкина восставшей за свои, оттесненные православием, права. Вместе взятое это «мерцает» «метисированной духовностью» - разверсткой «пресловутого архетипизма». И убежден: «светлая мрачность» Храма Науки и Возвышенной Человечности, обустроенного Ленинскими (ныне Воробьевыми) горами, – величественный урок защиты общенародных интересов, торжество национальной, скрепленной «начальными интенциями» «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона (XI в.), идеи. Воистину благодать «аутентичнее» закона, и МГУ несет «свет неземной». Возможно, я не прав, но надо что-то делать: страна беспробудно «распростерлась самогеноцидом». Тема сия официозно не прогремела московским небом. Но именно «под солнцем Родины» – место ей. Об этом – в набат! И лучше поздно, чем никогда. – Нет, лучше всегда, всегда, всегда! «С тех пор как вечный судия мне дал всеведенье пророка…» (М.Ю. Лермонтов). И кто убережет нас от самих себя? – Мы, мы сами – «ставленники» трагического «всеведенья». Здесь бы и развернуться любомудрию, господа миловзоры из философского клуба Phenomen.ru. Тема переживаемого страной состояния – тончайшая философская материя. Всё остальное, связанное с так называемыми либеральными ценностями, которыми заполнена сегодняшняя «философемность» (к сожалению, она «прикольно» ютилась конгрессом), - «разменная мелочевка» в сравнении с тем, что беспощадно хватает нас за горло. …Я не прощаюсь с вами, славные коллеги, но говорю: «С Новым годом. Пока: до свидания». Николай Коноплев, Иркутск, 1 января 2006 г.  

ВТОРОЙ ФУРШЕТ И – ДО БУДУЩИХ ВСТРЕЧ!

«Заключительный фуршет для участников Конгресса будет проходить в столовой №8 (напротив корпуса гуманитарных факультетов) 27 мая в 17-30. Вход для зарегистрировавшихся … свободный» (Программа, с. 22). …Позади четыре – говорю о себе - напряженнейших дня. И вот финал: неформальная встреча. От высотного здания МГУ медленно спускаемся под горку к указанному помещению. Нас много, и нам радостно: кругом весна – распустившиеся одуванчики, цветущая сирень. Отмечаем мы и 60-летие философского факультета МГУ. Пока не особо у него с достижениями, но всплывут они, коль скоро любомудрие раскроет массовую индивидуализацию социума как посыл заявившей о себе ноосферной формы движения материи, реализуемой разрешением (если таковое осуществимо) противоречия между «золотым миллиардом» и пятью шестыми человечества. Дерзай, факультет! И еще – присматриваюсь к Москве: не был в ней несколько лет. По-прежнему восхищает метро, «разводящее» – разгрузив столицу - миллионы ежедневных пассажиров «местами дислокации». Метро – подземная вселенная: его живительные «артерии» воскрешают Москву после каждого «изношенного» ею трудового дня. Представляете себе Москву – глобальный мегаполис? В отличие от других, подобных себе, столиц мира, только за Москвою будущее: этот город преисполнен социоприродной динаморавновесностью. Остальные «перекрестки человечества» – и это показывают стремительно нахлынувшие планетарно-погодные перепады – «обречены на гиподинамию». …Сменит тот же Гольфстрим направление, и – туши свет. Вот у нас в Иркутской области ударили морозы, а вербе вздумалось цвести. Теперь «тутошние» обыватели не без интереса гадают, что с ними будет. …Для пользы дела сужу о Москве - крупнейшем промышленном центре между Западом и Востоком. Стратеги Великого Октября «во всеоружии» развернули московское строительство. Перво-наперво город снабдили водой за счет «водворения» достаточно емкого водохранилища, проведения каналов, восславивших Москву пятью морями. Это позволило столице развивать промышленность, оказывая мощное воздействие на всесоюзную индустриализацию. Москва превратилась в железнодорожный узел, вбирающий множество грузов, «неуемное разнонародье» (закавыченный «оборот» несет весьма позитивную нагрузку), трудом которого крепилось могущество Родины. С Москвы начинается формирование социалистической нации: под нею понимаем основную производительную силу общества. …Концентрическими кругами расширяется национальная мощь, впитывая «резервы» из среды местного народонаселения. Последнее представлено этноразнообразием, в ходе социалистического строительства оборачивающимся единым могучим народом. Под влиянием крепнущего народнохозяйственного комплекса заявляет о себе советское общество – синтез «национального и общенародного пределов», очерченных государственными границами. Вот что такое Москва! Ходом Великой Отечественной нельзя было сдавать Москву, как уступили ее когда-то Наполеону. И рад я: сибирские дивизии – тысячи, десятки тысяч красноармейцев - насмерть стояли за Москву. «В атаку стальными рядами // Мы поступью твердой идем. // Родная столица за нами. // Рубеж нам назначен Вождем. // Мы не дрогнем в бою // За столицу свою…» …Только Москва осуществляет востребованное временем единение Европы, Азии и – вспомним А.С. Пушкина – Африки. На большее чем «бездефицитная» Москва – повторим – неспособна ни одна столица. …Стою на Красной площади. Чтой-то брусчатка на ней неровная. Выбоины... Раньше такого не замечал. Спрашиваю у расположившейся на своей «точке» женщины-фотографа: - Отчего бы… - Это от брежневских танков, - не раздумывая бросает она. – Ездили тут: всё попортили. – Как-то не убеждает. Обращаюсь – теперь уже к мужчине-фотографу. – За площадью надо ухаживать, - вразумительно отвечает он. – А ее с Олимпиады 1980 года не перекладывали. – Отметил приглушенно: скукожилось предкремлевское пространство, как сняли Пост №1. Для людей планеты Земля (независимо от того «за» они или «против» «нас») Красная площадь всегда оставалась символом социальной защищенности человека труда. …От символа остаются рожки да ножки. Мавзолей не показывают, но я снялся на его фоне. Пусть хоть «фоткой» пребудет он. Спустившись вниз, в сторону Александровского сада, обратил внимание, как за деньги «Ленин» и «Николай II» позируют любителю, поставившему между ними своего знакомого. «Ильич» часть выручки передает «Николаше». Тут же памятник Г.К. Жукову: восседает маршал на тощем (очевидно) мерине – каком-то «Росинанте». Ну и ну! Наконец я проследовал Александровским садом, куда перенесли Пост №1. На площадке вдоль кремлевской стены – танцы. Играет «отутюженный» военный оркестр. К Посту №1 приближается наряд. Стройные солдаты задерживаются перед танцующими, даже обходят их. …Утрачена гармония, которая – как это было всегда - должна соответствовать торжественности момента: смене караула под бой курантов. …Опишу, однако, фуршетное шествие. Много нас остановилось у дверей двухэтажной столовой. Сказали: «Можно»; и мы лестницею взобрались на второй этаж. Опять, как и на прежнем фуршете, пришлось протискиваться к столам. На них – бутылочное вино, приемлемая «закусь». Неожиданно встретил друзей из Екатеринбурга во главе с профессором С.Н. Некрасовым. Станислав Николаевич провел в Екатеринбурге 14-15 мая - накануне Московского философского конгресса – серьезную научную конференцию РОССИЯ В XXI ВЕКЕ: ПРОГНОЗЫ КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ. КАЧЕСТВО ЖИЗНИ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ «Антропологические чтения – 2005» с изданием большеформатного объемистого сборника. Профессор Некрасов ввел меня в редколлегию и опубликовал мою статью. – Спасибо, Станислав, - поблагодарил я его, принимая фолиант. - Ты так оперативно справился. – Сотрудничай с нами дальше, - предложил мне Сергей Радченко (товарищ С.Н. Некрасова) – ученый секретарь редколлегии. – Благодарю за приглашение, - только и смог я ответить. – Моих екатеринбуржцев затерла толпа. Народу было так много в помещении, что оно невольно предстало мне философским пароходом, отплывающим если не в Западную Европу, то по крайней мере неизвестно куда. Провозглашались тосты, пробки летели к потолку, и этому сопутствовал навязчивый «многослойный» смех. Я впервые прислушивался к нему изнутри, словно изучал его так, как постигаю свое тело при опоре на внутреннеощущаемую деятельность. Если в рассматриваемой ситуации на мгновенье «утратишь себя», она оборачивается виртуальным трансом. Такими минутами ты не принадлежишь себе: наложение результатов работы внутренних ощущений на внешнеощущаемый процесс окутывает тебя: ты недужно «свертываешься» «массивом» виртуальной реальности. Это состояние философский постмодернизм окрестил «метафорой»: «шизо». Да, мы все шизуем, но не до такой уж степени. А потом барахтаться пределами шизо еще не значит сходить с ума. С целью внутреннего самоутверждения выверяем «виртуал» соотнесенностью естественной и искусственной человеческих природ. …Внимая разноаспектному веселью, я уяснил  одну простую вещь: никогда не связывайтесь с «посторонними шумами», ибо вами овладевает «виртуал»; вы становитесь игрушкой обстоятельств. На деле же – вы владелец виртуальной реальности: вы ее «соорудили», сумейте ею управлять. …Кончилось застолье. Осторожно спускаемся во двор: довольно много там молодежи: преимущественно девушки. …Юные «выруливают» философской стезею. Правильно. Нам-то, старикам, - на обочину истории. …Посетители - во дворе, но не расходятся. Некоторые – и я их знаю – сильно подшофе: «выделывают па». Благообразный «Спиноза из Америки» доказывает что-то нашим. Небольшого роста, светловолосый, внешне он мало чем отличен от русских. Говорит по-английски. На этом же языке спорят с ним собеседники. Один из них, отойдя, произнес: - У нас он известный философ и - знает об этом. А в Америке – и он тоже в этом не сомневается – его «никто не листает». – Я запамятовал имя американского гостя: интересно его почитать – хотя бы в соответствующем томе публикаций конгресса. Но вот девушка из «философствующей поросли» пробежала мимо и, вроде, выразительно взглянула на меня. Отчего бы это; и знакомое что-то «встрепенулось» в ее взгляде. Где-то я встречал этот взгляд. Ба! Да это Дара Лезгина. Жаль что я поздно ее припомнил. Ее совместная с матерью, доктором философских наук, профессором РГПУ им. А.И. Герцена Мариной Львовной Лезгиной, публикация «Смена научных поколений как тема философии науки» представлена в 1 томе «Тезисов». «Справочником» помечено: Д.В. Лезгина – кандидат философских наук. Лет же ей, полагаю, не более 25. …Давным-давно, определившись старшим научным сотрудником, я проводил время на философском факультете ЛГУ: познакомился с доктором философских наук, профессором В.Г. Ивановым (мужем М.Л. Лезгиной, отцом Дарины /с которой последний раз мы общались петергофским летом 1987 г/). Ученый приобщил меня к ленинградской философской школе – лучшей в Союзе (80-е гг. XX в.): я счастлив, став воспитанником благородного ума. Сам Вячеслав Григорьевич – он бодро /хоть под 80 ему/ здравствует поныне – редкостной прозорливости ее выразитель. В коренном ленинградце сочетаются универсальный интеллект и чисто «художническое» умение его поуровневого, как бы экзистенциально взбадриваемого, воспроизведения. Такой стиль мышления мы называем нелинейным, и он в полной мере раскрывает внутренний мир замечательного мыслителя, «продвинутого» наставника-педагога. Я вспоминаю занятия Вячеслава Григорьевича со мной. Прежде чем взять меня к себе, В.Г. Иванов прочел мой реферат по теме предполагаемой докторской... Он считал, что мне нужно серьезно готовиться, прежде чем что-то у меня выйдет. …Я посещаю его лекции по диамату, которые он читает первокурсникам; тщательно конспектирую прослушанное. Мы много беседуем. Преимущественно говорит профессор, я же внимаю и уясненное фиксирую записями. …Десятки страниц. Я ловлю «изрекаемые» (маститым устроителем философской жизни Северной Пальмиры) словеса. Минул семестр 1982-1983 учебного года: я - прилежный ученик внешне невзрачного, лысого человека. Он не навязывал своего мнения, но подводил меня к нему, завербовывая тихим голосом, безупречной логикой. Профессор В.Г. Иванов – подлинный материалист-диалектик. Ныне некоторые (или многие ?) «диаматчики» - чего стоит «широковещательный» академик Т.И. Ойзерман! - ревизуют марксизм-ленинизм. Они заявляют: претензия «совковых псевдомыслителей» выступать от «имени всей мировой философии» носителями «единственно правильного учения» - начисто опровергнутый логикой жизни вздорный миф, пренебрегавший ценностными основаниями истины. Оттого - ничтоже сумняшеся - «режут» наши недоброжелатели: в так называемом «всепобеждающем учении» истина – «беспредметно-отражательная догма»: человек здесь устранен. Но стоит ему вернуться к себе, как истина предстанет «когерентной», стало быть - своей «динамо-многоликостью». Так-то вот и никак иначе… Но прошу вас: послушайте о Вячеславе Григорьевиче. Да, его голос не казался громким, тем не менее аудитория прилежно внимала лектору - даже с задних рядов. Главное же, на мой взгляд, состояло в том, что голос профессора – выражусь так – был предназначен «домашнему аудированию». Ведь существует салонная музыка – не для широкой эстрады она. Так, к примеру, рассматривал свое творчество Ф. Шопен, играя парижскими гостиными. И – однако – его музыка вселенски беспредельна. Логика ее такова: толерантность сообщества – это главное в его подлинно человечном саморазвертывании. Слушая профессора В.Г. Иванова, часто сопоставлял мелодику его вербализации с звучанием «шопеновского интима». В этом – «прочувствованная» диалектика неутомимого «забойщика» ленинградской духовности. Она для меня усиливалась обаятельным «личностным фактором» неугомонного правдоискателя: порою подходил Вячеслав Григорьевич к книжной полке, где стояло десятитомное собрание сочинений Иоганна Вольфганга Гете на немецком языке. Профессор надевал очки, читая в оригинале какое-либо стихотворение классика. Потом он закрывал том и, продолжая чтение по памяти, приводил меня в священный трепет: занимаясь методологией естествознания, диалектикой как способом реализации сущего, Вячеслав Григорьевич умел обобщенный взгляд на мир воспроизвести его «эстетической обкаткой». …Спонтанно взявшись за меня, успешно завершил профессор свое дело. Он продиктовал мне план монографии, впоследствии использованный мною при написании диссертации. Ее я защитил в руководимом В.Г. Ивановым докторском совете 14 апреля 1988 г. …Небольшое помещение философского факультета ЛГУ, где проходила защита, «преисполнилось» заинтересованными лицами. На дверях также повисла «зевающая молодежь». Что такое? Никто меня, вроде, в Питере не знает, а тут такая громкая популярность. Держусь в напряге. Отвечаю на вопросы по присловью: «Беня говорит мало, но Беня говорит смачно» (И.Э. Бабель). …Выступает первый официальный оппонент профессор В.И. Клушин. По мере «прогона» им своего «продолжительного речения» публика тает. Под конец - «усидели» только члены «специализированного совета Д.063.57.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Ленинградском ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственном университете имени А.А. Жданова, по адресу: 199164, Ленинград, В-164, Менделеевская линия, д. 5, Философский факультет, аудитория 161». …Массовая же сходка на защите, как видит читатель, обусловилась присутствием высокого и красивого Владимира Ивановича Клушина – мужа Нины Александровны Андреевой, каким-то временем до этого опубликовавшей всех тогда взбудоражившую громкую программную статью «Не могу поступиться принципами!». …Первому оппоненту я весьма благодарен: завершая свой многостраничный отзыв, он предложил «засветить» мою диссертацию принятой теми временами высшей категорией: «Новое направление в философских науках». Совет, согласившись, проголосовал «за». Убежден: это – заслуга Вячеслава Григорьевича Иванова. Спасибо, Учитель. Ранее Вы сформировали меня; сейчас вместе с женой дочь свою ввели в науку. Счастье быть родителями, дело которых - в надежных руках. …«Сими строками моего письма» итожу работу IV Российского конгресса «Философия и будущее цивилизации»: Перспективы общественного развития развернутся гордостью России - нашей замечательной молодежью, такими ее «неповторимыми адептами» как Дара Лезгина. Поклон вам, мои коллеги – участники философского клуба. С уважением Николай Коноплев. Иркутск, 3 января 2006 г.

Публикация: Николай Коноплев


СМ. ТАКЖЕ
брусчатка кирпичик

 Страница обновлена:
 04.01.2006, 14:00:33 MSK

 © Программирование и
     дазайн: Иван Шкуратов