IPB

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Каскадный · [ Стандартный ] · Линейный

> ЖЕНЩИНА НА РАСПУТЬЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Николай Коноплев
post Sep 7 2010, 04:04 AM
Отправлено #1


Участник
**

Группа: Club Members
Сообщений: 79

Пол: Male



Коноплёв Н.С., д. филос. н., профессор ИГУ

ЖЕНЩИНА НА РАСПУТЬЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
Постановочный репортаж

/Рассмотрена всё более актуализующаяся женская тематика в связи с проблемой выживания современного человечества. Показано, что «заполняющая» поверхность Земли глобально «выстланная» искусственная среда усиливает массовую индивидуализацию социума и остро связанную с нею ситуацию как социоприродного, так и духовного самоотчуждения нашего современника. В преодолении этого, довольно неестественного, состояния – свидетельствует настоящий текст – ведущая роль принадлежит представительницам прекрасного пола, воплощающим устойчивость как важную сторону социальной формы движения материи. Благодаря этому изменчивость («заполняемая» сильным полом) отыскивает в устойчивости постоянно ею корректируемую способность к такому воспроизведению движения, когда «оттачиваемая» гармония в отношениях между устойчивостью и изменчивостью несомненно поспособствует конструктивному претворению общественно значимых, цементирующих синтез культуры и цивилизации, ценностей. Показана актуальность женски «заряженной» гендерности – фокуса социально отлаживаемой положительной диалектики в сложнейших перипетиях повседнева, «стиснутого» нарастающим валом диалектики негативной. Уделено, в частности, внимание ее «точечному преодолению» на примере «женской составляющей» Прибайкалья. /

Гигантские успехи научно-технической революции (НТР) – западня для человечества. Предлагаемая вниманию читателя тема актуальна ввиду той новой и во многом неожиданной судьбы, которая постигла современную женщину (и не только ее, но мы ведем речь о представительницах прекрасного пола) в условиях глобально-революционных преобразований социума, показательно стянутых достижениями НТР. Такая судьба обусловлена созданной человечеством всеохватно-искусственной средой, когда оно очутилось заложником собственной – дезинтегрированной – активности. «Слабый пол», который всегда выступал ответственным за сохранение и «репродуцирование» «человеческого материала», впервые почувствовал свою непричастность к будущему. Это касается и «прелестных созданий», проживающих «на просторах Родины чудесной». Но женщины России, «вкусив» вселенский кризис, активно – как будет показано далее - подключаются к тому, чтобы затушевать угрожающее миру «динамо-неравновесное потрясение». …Оно проходит по линии соединения «мужского активизма» и женской сопричастности с традиционно сложившимися ценностями; и человечество, «заразившись» «социо-коллаптическим тупиком», должно найти в себе «рационально-распахнутую мудрость» - преодолеть несостыковку с планетарным ареалом: воссоединиться с ним «пантеистическим присутствием» («пантеизм» употреблен нами в этико-материалистическом понимании).
«Изначальные грехи» цивилизации. Сделаем попытку развернуть вышеизложенные тезисы, постоянно памятуя о том, что – пусть и несколько «стилистически абстрактно» – речь идет о перспективах становления современной российской женщины, характеру личностного самовыражения которой мы уделяем пристальное внимание. …Прикрываясь глобальной ситуацией, человечество неизбежно «срезает» «виды на будущее»: достижения научно-технического прогресса (НТП) «круговертно нас вибрируют». Это видно по тому, как люди, «цепляясь благами прогресса» (что само по себе не вызывает возражений), отодвигают поиски смысла жизни (а то и утрачивают их). Ситуация осложнена тем, что социальное в человеке как никогда ранее требует для себя естественно-природного обеспечения. Однако глобально разлившаяся искусственная среда удушает «странника в море житейском», и ему ничего не остается как «выжимать» из связанного с ней прогресса хоть что-то для собственного благополучия. НТП предстает здесь «жизненно значимой уловкой», позволяющей индивиду овладевать «жалкими крохами» «ускользающей естественности». Отмечаемым «безысходом» свертывается «смыслоразличительная перспектива». …«Великим разделением труда» (Ф. Энгельс), когда духовность отделилась от труда (являющего собой физически выраженную целеположенную деятельность /попутно отметим: жизнедеятельность животных не является трудом ввиду ее безусловнорефлекторной направленности/), человечество обеспечило становление цивилизационно опредмечиваемых общественных отношений. Последние затверждаются преимущественно материализующимся прогрессом - «улицей с односторонним движением»: ведь цивилизация – «поучает» история – «выстрадана» мужскими стандартами. Она стала возможной - по Ф. Энгельсу – из-за «великого поражения женского пола». Суть же развернувшейся минувшими тысячелетиями цивилизации сводится к тому, что трудовая составляющая человеческой жизнедеятельности оказалась переложенной на совершенствующуюся технику (пик ее – нынешние «уроки» НТР), сформировавшуюся под воздействием рацио и необыкновенно усилившую «производственный накат» - условие совершенствования общественных отношений. …Ведущее свойство цивилизации, согласно которому ее «мужской аспект», опираясь в деятельностном самовыражении на интенсивно складывающуюся духовность (где особое положение занимает человеческий интеллект - интегратор прогресса), оставляет труд на «произвол судьбы». Но труд создал человека, и пренебрежение им (т. е. трудом) деформирует природу индивида, оборачивающегося «головой профессора Доуэля» (А.Р. Беляев). Перспектива не из приятных… По итогам ее «раскрутки» цивилизация – неизбежный тупик на пути к «светлому будущему». Посредством цивилизации общественные отношения обретают «герметическую закрытость»: возвышая общественное в человеке над его «природностью», они делают ее – и это подкрепляется христианством – зависимой от «идеальной завербованности». …Предлагаемое рассуждение схематично, что обусловлено «цивилизационным пренебрежением женской статью».

Женщина – хранительница труда в цивилизационном раскладе сил. Цивилизация, опирающаяся на «клеточку» общества (одновременно служащую специфическим носителем социальной формы движения материи) – патриархальную семью, настраивает «слабый пол» на «пролонгацию» собственной природности в урезанном – «биологизированном» - варианте. Униженная «злым роком патриархальщины» женщина, вместе с тем, сохраняет труд – величайшее достояние человечества, обеспечившее ему культурное строительство – средство «гомосапиентизации». Повторим: труд как физически воспроизводимая, целеположенная жизнедеятельность присущ лишь человеку. Животные - те же бобры, у которых такой жизнедеятельности хоть отбавляй, - не заняты трудом. И происходит сиё оттого, что «животная жизнедеятельность» не «дотягивает» до «целеположенности», ограничиваясь «безусловнорефлекторным подспорьем». Нам могут возразить: человеческая духовность также необычайно жизнедеятельна, и ничего страшного в ее превалирующей роли по отношению к труду как физически целеположенному явлению быть не может. Наоборот, складывающийся «тандем» духовного и материального усиливает общественную мощь человечества. С этим трудно спорить, но еще труднее согласиться. Трудно спорить оттого, что от упомянутого тандема производственная мощь человечества неуклонно возрастает. Но с этим же невозможно согласиться, ибо от складывающегося в таких случаях чрезмерного превалирования духовного над материальным (и это действительно так из-за повсеместной, обусловливаемой «климатом эпохи», распространенности «духовного разлива», с одной стороны, и приобщенности к четко очерченному месту /за пределы которого затрагиваемая материальная структура выйти не в состоянии/ конкретно-вещного /к примеру человеческого тела/ начала – с другой) расшатывается «действенная человечность», уводя за горизонт сущего, т. е. за пределы «человечески обусловленной природности», возвышенные претензии рацио. И упомянутой «голове профессора Доуэля» остается быть представленной «обликом» «чистого ничто». …Человечество как вид homo Sapiens, непосредственно отталкиваясь от своих человекообразных – попутно отметим: мы происходим от них, но не от обезьян – предков, уже на первобытном этапе развития заявило о своем переходе от стада как чисто животной организации к начальным этапам коллективизма, содействовавшего интенсивной наработке жизненно важных, закрепляющих социально выразимую устойчивость традиций. Ее носителем предстал женский пол, репродуцирующий сменяющие друг друга поколения. …«Устойчивость», находящая себя в традициях, категориально – наряду с «изменчивостью» - преломляется универсально выраженной стороной движения – единственного способа существования материи (мы здесь не рассматриваем темную энергию и темную материю, которые составляют 96% «всего объема Вселенной»: для них не применим используемый нами понятийный аппарат). Помимо устойчивости движение – как мы видим - включает изменчивость - ведущую по отношению к устойчивости сторону. Применительно к социальной форме движения как материальному субстрату устойчивость «замеряет» слабый пол, изменчивость – сильный…
Культура – результат женской устремленности к наработке и сохранению традиций путем создания моногамной семьи. Социализация человечества, подстегиваемая коллективизмом, оборачивается культурой – системой коллективно воспроизводимых традиций (на ней – данной системе – складывается первобытно-общинный строй: ранний коммунизм); и носителем ее являются женщины. Осуществляя культурное строительство, женщины доводят его до «точки кипения»: вырисовывается моногамная семья – при опоре на «индивидуальные слагаемые» (а не на устои «предысторического коллективизма»). Под их воздействием семья, обустроенная не покладающей рук женщиной, «заявляется» «патриархальным обличьем». Не коллективизм уже, но массовая – благодаря усиливающимся семейным связям - индивидуализация социума становится подспорьем прогресса и связанной с ним цивилизации (это происходит примерно с восьмого тысячелетия до н. э. – сначала на Ближнем Востоке, несколько позже – в Древнем Китае). Мужчина – носитель изменчивости – претворяет собою ведущую сторону движения, и этим обусловлено становление общественных отношений, оттесняющих «на обочину рядовых будней» не отвечающие запросам бытоуклада социальные связи (определившие, как мы видели, запросы устойчивости, но оказавшиеся бессильными перед торжествующим прогрессом – важнейшим инструментом изменчивости). …Затрагиваемая ситуация «выдает» диалектику «засветившейся» социальной формы движения материи. Эта форма «подогревается» преодолевающей хаос позитивной диалектикой, своими законами демонстрирующей возвышение Человека - «Царя Природы». Социальные связи - инвариант культурного совершенствования «начальной человеческой поры», - выстраиваясь «трудовой парадигмой», «взмывают» системой общественных отношений. Обусловленная вызванным к жизни субъективным фактором, она усиливает роль интеллекта: «трудовой статус» конкретного индивида замещается нарастающим валом духовности с ее жизненно значимым «научно-производственным реноме». …Труд, о котором мы говорили, уступает место работе: человек организует валом нарастающий «производственный разбег» подменой труда многообразно-деятельностными духовными вариантами (фиксирующими ведущую роль духовного над материальным в человечески активизирующемся предметном самовыражении; это и есть работа, забирающая у индивида не меньше энергии, чем собственно «трудовой запал»). …Цивилизация, как мы помним, выразилась изменчивостью прогресса и ведущей ролью в нем мужчин. Она также утвердилась сложившейся системой общественных отношений, на верхних этажах которой женщинам не нашлось достойного их вкладу в развитие социума места. Женщине оставался «семейноочажный труд», сохранивший, к счастью, ее для стучащих в дверь нашей современности разноликих вариантов будущего. Утверждаясь трудосемейственностью - набором традиций по выживанию, - женщина духовно самоопределяется как средоточие человеческой мудрости. В самом деле, поколениями терпеливо нарабатывать «моногамно-семейственный традиционализм» – это ли не высшее проявление мудрости, «замешанной» монотонным однообразием труда! «Отстаиваясь» женским присутствием, труд повсеместно распространялся и на «сильный пол» ввиду острой необходимости общесемейного выживания. Не утрачивая статуса социального института, труд - мы помним это - содействовал становлению общественного производства. Налаживая механизированное (и автоматизированное) производство, труд непосредственно растворялся в нем (не снижая деятельностного самовыражения социума, предстающего отныне обществом; но теперь эта «рационально подстегнутая» деятельность получает «виртуализированный окрас» - стремится наделить людей «наносной духовностью», т. е. тем, что не соответствует решению задач по разумному выживанию человечества).

И вот – «поединок роковой», или что принесла свобода женщине и социальной форме движения материи? Ущемленное положение женщин продолжалось тысячелетия – до эпохи НТР, снявшей запреты на свободное пользование женщиной своей природой (преимущественно связанной с женской биоданностью). «Разверзлась» сексуальная революция, позволившая женщине одержать решительную победу над «сильным полом». И моногамно-патриархальная семья обернулась семьей моногамно-демократической, где мужчина не играет прежней - «отцовской» - роли. «Обыграв» мужчин в «сексуальной соревновательности», женщина использовала сохраненное ею «трудовое преимущество». Без него победа оказалась бы невозможной. Вместе с тем современная женщина перестала осознавать полноту собственного существования. Если раньше она находила жизненный смысл в семейно-брачной обустроенной любви, то теперь семья становится чем-то промежуточным в поисках женщиной жизненного смысла. Смыслоразличительные признаки женщина из сферы семейных привязанностей перенесла в границы личностного самоутверждения. Это в свою очередь свидетельствует о том, что современная женщина всё интенсивнее начинает осознавать себя ракурсом мужских стандартов. Прежняя семья заставляла женщину быть самой собой – обустраивать семью и в этом, как мы уже сказали, находить высшее счастье. В таком положении женщина сохраняла свою духовность, претворяемую «трудообеспеченной мудростью». Осознавая себя ныне с мужских позиций, женщина последовательно переключается в область иллюзорного удвоения своего жизненного предназначения: выполняя практические установки цивилизационной изменчивости, женщина начинает утрачивать то, что всегда связывало ее с устойчивостью. И – согласитесь: удвоенная изменчивость и нисходящая устойчивость в рамках социальной формы движения материи – ведь это признак ее гибели на планете Земля под влиянием безудержно расползающейся искусственной среды? Но, кажется, человечество особо не задумывается над тем, какая «черная дыра» его вблизи подстерегает.

Судьбоносный настрой россиянок. Российские гражданки – подобны их «зарубежным сверстницам» (обо всех о них ведем здесь речь). Вместе с тем им присущи «невольные» особенности и главная из них – умение брать на себя «мужскую ответственность» (вспомним восторженное умиление великого поэта Н.А. Некрасова, когда-то сказавшего о русской женщине, что она «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»; даже «сильному полу» такое не всегда «по нутру»): выполнять производственные обязательства контекстом национального возрождения. Наглядно это проявилось после Октября 1917 г., когда началось становление социалистической нации (буржуазная нация у нас «стушевалась» ввиду запаздывания капитализма). Великая революция открыла женщине путь к новой жизни, прежде всего реализуемой указанным процессом. Нация – это основная производительная сила общества и складывается, как может видеть читатель, на довольно высоком – классово-антагонистическом – уровне общественного развития: эпохой капитализма. Дореволюционная Россия лишь приблизилась к предметному воплощению национального самосознания. По-настоящему нация (но уже как нация социалистическая) обрела себя послеоктябрьским периодом, где особая роль выпала на женскую долю – хотя бы потому, что мужчины были слишком «разрежены» Первой мировой войной (1914-1918), «гражданским лихолетьем» (1918-1920). Российские женщины активизировали формирование социалистической нации – случай беспрецедентный! Выдающаяся роль женщин России–Советского Союза в становлении социалистической нации явила собою преимущества советского строя, обусловленного действенным равноправием полов. Последнее содействовало разносторонней человеческой выверке советского образа жизни и стало связующим звеном в отношениях между социалистической нацией и одновременно с этим складывающейся новой исторической общностью - великим советским народом. Выражаясь так, мы разводим «нацию» и «народ». Нация – повторяем – основная производительная сила общества; она оформляется разнородным «народонаселенческим материалом». Так, советскую социалистическую нацию «выпестовал» «житейский конгломерат» Украины, Белоруссии, Казахстана, Грузии, Киргизии, Узбекистана, других «неоглядных весей» «евразийского беспредела» – под «производственным скипетром и языковой прививкой» России. Возникая под влиянием искусственной среды (эта среда - «выжимка» становящейся промышленности «бесцеремонного новейшего времени»), нация подчиняет себе естественно-жизненное пространство. «Предназначение» нации – осуществлять за счет его «покорительного преобразования» неумолимый (материальный по преимуществу) прогресс. Участие советских женщин в становлении социалистической нации цементировало ее разумными потребностями. Инициируя их, женщины придавали складывающейся нации подлинно человеческий облик. Это воспроизвелось замещением «мужской стати» женской гендерностью – положением, согласно которому женщины в сфере общественных отношений – под влиянием жизненных обстоятельств – берут на себя выполнение мужских трудовых обязанностей. Как известно, гендер (о котором подробнее речь впереди), «взвинчивая» социальную предназначенность пола, открывает – в интересующем нас плане – широкие перспективы по преобразованию нации в народ. …Социалистическая нация, вполне сохраняя свой статус, начинает амбивалентно соотноситься с тем этническим конгломератом, который ранее представал обычным народонаселением. Ее преимущества (вырастающие на производственном паритете мужского и женского начал – при обязательном превалировании «человеческого фактора» над свертывающимся капиталом) обусловливают формирование народа. И цивилизационный прогресс, на гребне которого вырастает нация как основная производительная сила общества, наполняет «этническую народонаселенность» высокой - как собственно природной, так и духовной - выразимостью. Уверенно утверждаем: нация – реальная сила, возвышающая народонаселенческую природу этноса до уровня «прицельно» складывающегося народа. Народ здесь – сплав природно-этнического и ментального срезов «гомосапиентности», скрепленный «национальной мощью». Народ - нечто производное от взаимодействия нации и народонаселения. Обусловливаясь естественноприродной средой, народ выстраивается при опоре на цивилизационные достижения нации. Послеоктябрьский период – до Великой Отечественной войны (1941-1945) – оказался весьма благотворным для национально-народного строительства. Заложенный сталинскими пятилетками промышленный потенциал страны позволил – не без трудностей - обеспечить различные отрасли хозяйства социалистическим укладом. Особую роль здесь – как мы уже сказали – сыграла женская гендерность, «подталкивавшая» представителей сильного пола проникаться «аутентичной человечностью». Сопрягая «нацию» и «народ», мы наблюдаем деятельное участие слабого пола в содержательном насыщении этих понятий. …Активно-жизненная позиция женщин направляет революционные процессы (сегодня «нация» и «народ» – важнейшие их компоненты) на их совершенствование, «конструктивную доводку». Если участие женщин в национальном обустройстве социума может быть сведено к приданию прогрессу гуманитаризированной насыщенности (т. е. к отделению «жизненного смысла» от «прогресса» и уподобления его классово воспроизводимому благу «трудового сообщества»), то в содержательном развертывании понятия «народ» присутствие прекрасной половины человечества наблюдаем в приобщении этой социальной общности – народа - к естественноприродной процессуальности. И диалектически сопрягаемая женщиной соотносимость «нации» и «народа» направлена на преодоление наступающего на современное человечество «глобально завербованного динамо-неравновеса» - выразителя планетарно усиливающейся негативной диалектики (в отличие от позитивной, вырастающей из противоречия с его целенаправленным разрешением, негативная диалектика постоянно оборачивается тупиком, и нынешнее присутствие на земле глобально «разбросанной» искусственной среды является условием всеохватного неблагополучия вида homo Sapiens). …Женщины нашей страны приложили максимум усилий в утверждении позитивной диалектики по основным направлениям общественного развития – создании социалистической нации и под ее воздействием «материализации» понятия «советский народ». После трагических событий 1991-1993 гг. цель «новых русских» свелась к ликвидации советского строя, что предопределило ослабление семьи, приобщение (временно) утрачивающего мудрость «слабого пола» к беспочвенным играм в рационально выверяемые «мужские стандарты». Результат бесчинствующей анархии – страна охвачена нестихаемым самогеноцидом. Преодоление его – и для этого не нужно особых доказательств - в возвращении к общечеловеческим ценностям, согласно которым женская жизнедеятельность не должна уподобляться мужской: подлежит восстановлению веками сложившееся разделение труда, одна сторона которого (т. е. труда) соотносима с устойчивостью человеческого существования и выполняется с позиций женской мудрости, другая - содействует постоянному совершенствованию социума и, как воплощение изменчивости, является мужской прерогативой. …Своими «цивилизационными подачками» НТП тормозит возвращение женщин на «круги своя», и «черная дыра небытия» всё «сладостнее» поглощает «массово-шизоидное обывательское всемство»… Есть ли выход или пора готовиться к тризне и кто ее станет править? Вопросов много и все они не по существу – ведь мы должны спастись, сохранить наш общий дом. …Байкал с прилегающей территорией – показательный участок планеты Земля, направляющий человечество к выживанию. Миллионами лет совершенствовалось священное море-озеро. Сегодня, когда каждый из нас частенько обращается за советом к природе, пример Байкала обретает высший ценностный накал: мы очищаемся в борьбе за сохранение чистоты «прозрачного-возвышенного неземного дара». Так «местно-доморещенным размахом» сибиряки (среди которых численно превалируют «слабые создания») выступают активистами творческого синтеза культуро-цивилизационных достижений и природного совершенства. Женщины и мужчины устремлены к преодолению глобального кризиса: их объединяет деловое сотрудничество в интенсивном сближении культуры и цивилизации. Только так мы сможем выжить. Учась у природы, мы возвышаем – ко всеобщему благу – и природу, и человечество. Будущее землян «заснято ноосферным призывом»: «Выживая - отторгаем черную дыру небытия».

Наше спасение – в синтезе культуры и цивилизации. Перспективы социально насыщенной гендерности. Всем нам надлежит принимать экстренные меры для собственного спасения диалектическим, как только что было сказано, сочетанием культуры и цивилизации через восстановление «динамо-равновеса» в отношениях между обществом и окружающей средой. Это достижимо осуществлением паритета полов как регуляторов выверяемого содержания... Затронутая тема довольно широка, и мы вкратце рассмотрим «регион устойчивости», носителем которой является «вечная женственность». Предлагаемый анализ кажется нам актуальным, поскольку сущность женщины в избранной исследовательской программе пока не нашла «соответствующего промера». …Женщина как строитель культуры воплощает собою предельно претворенную социальность; и осоциаленная природа женщины архаичнее противостоящей ей природы мужчины, поскольку его природа оформлена «цивилизационным уставом». К этому времени социально развернутая природа женщины уже предстает вполне устоявшейся – при опоре на безраздельно сложившийся труд. Это, кстати, является причиной того, что социальностью сформированная и социально же воспроизводимая природа женщины лишь слегка поддается влиянию цивилизационной адаптации. А вот мужчина ее успешно проходит под воздействием присущего ему как носителю изменчивости рацио (женская устойчивость, как мы помним, духовно представлена мудростью). Итак, социальная изменчивость как ведущая сторона социальной формы движения материи («оккупированной» сильным полом) свидетельствует о его (т. е. движении) раскрепощенности по отношению к устойчивости. И диалектическая соотнесенность конкретных носителей содержания указанных категорий будет, по нашему мнению, состоять в том, что «мужская активность» должна проникнуться «женской трудообеспеченностью» - вернуться к тем социальным истокам, которые предварили «труды и дни» (Гесиод) человечества как вида животного мира. Этим скажется чаемый синтез культуры и цивилизации. Сегодня он отсутствует ввиду, как мы отметили, направленности женщин на овладение мужскими жизненными стандартами и оттеснение представителей сильного пола с магистрального пути развития человечества (отчего оно только проигрывает). Но жизнь берет своё. Не зря женщина овладевала мудростью (которую сегодня она, к сожалению, разбазаривает, прикрываясь «мужской стандартизацией»); она и впредь – несмотря на явные трудности - ее не оставит. Это выражается гендерностью – социальной выраженностью пола. Гендерность прежде всего показатель состояния женщины и - своеобразный вариант андрогинности (термин андрогинность звучит условно - как попытка наполнить его современным содержанием по раскрытию женской сути). И хотя «андрогинность» здесь – явная метафора, тем не менее она выражает установку на причащенность женщины к диктуемому временем «мужскому адресату». Оказывается, женщина «лабиринтами андрогинности» приобщается к мужской изменчивости, не утрачивая собственно «женской ипостасности». В этом отношении прокламируемый синтез культуры и цивилизации - конструктивно претворяется. Становясь на позиции гендерного самовыражения, женщина преодолевает свою «социозацикленность» и занимает отведенное ей действительностью место в границах системы общественных отношений (ранее оно принадлежало преимущественно представителям сильного пола). Вместе с развертыванием «гендерного амплуа» женщина вновь «заражается» мудростью. Но теперь эта мудрость «засвечена» интеллектом – мужским? Нет, этот интеллект заиграл «гранями общечеловечности»: он в равной мере присущ и мужчине, и женщине. Но намечается встречная – от женщины к мужчине – перспектива: не только женщины приобщаются к рацио, но и мужчины овладевают мудростью; и это служит показателем того, что «гендер» связан как с женскими, так и с мужскими «очертаниями». Благодаря «гендерной пропашке» современной жизни мужская половина человечества способна вернуться к труду. Для этого «сердечно освоим» веками наработанные женщинами уроки мудрости (подтверждая их «правом мужской трудообеспеченности»). Мудрость как духовная сфера вполне может сорганизовать для мужчины первичное потребностное поле, которое предварит становление «материальных нужд». И здесь нет ничего удивительного. Вспомним возникновение религий, которое обусловливалось превалированием идеальных ценностей над «материальными запросами». Именно благодаря мудрости мужчина, осознав роль труда, посвятит ему «всю оставшуюся жизнь». Стимулом для этого станет возросшая роль семьи в системе общественных отношений (ранее семья особо значила в «социальном раскладе», когда цивилизация с ее «общественными отношениями» лишь зарождалась). При этом выстраивающиеся отношения проникнутся, выразимся так, глубинной социализацией, вбирающей биоприродную энергетику индивида. Укажем в этой связи на то, что «вертикаль» структуры индивида содержит три уровня: 1) биологический (ответственный за жизненные проявления организма), 2) природный (связанный с деятельностью системы ощущений, не сводимой к «организмической биоданности» и «ведающий» пространствено-временной затвержденностью тела), 3) духовный («застолбленный» межчеловеческими связями). Задача духовного уровня заключается в том, чтобы, соотнося первые два уровня, помочь человеку гармонично соизмерить себя «природным ландшафтом». И это достижимо благодаря физически выраженной целеположенной деятельности, или, как было уже сказано, - труду. Представитель сильного пола приходит (удобнее сказать: возвращается) к труду, ведомый женски насыщенной андрогинностью. Ведь после поражения в сексуальной революции мужчина – и этому следует уделить особое внимание - испытывает воздействие женщины, подталкивающей его к «трудовому возрождению». Нарисованная картина роли женщин в современном мире может показаться утопичной, не отвечающей задачам дня. И - следует признать: мало кому ожидаемый «гендерный взрыв» вселяет серьезные надежды на скорое возрождение человечества.

…Нам руку помощи протянет «слабый пол». Спасение мы опять видим в женщине. На заре существования человечества женщина взяла на себя инициативу по утверждению жизненно значимой устойчивости. Вследствие этого вид homo Sapiens сумел выжить и не исчезнуть, как это случилось с другими «гомосапиентными ветвями» «древа человечества». Они не сохранились из-за отсутствия устойчивости, носителями которой всегда были женские особи. Но в данном случае они оказались не подготовленными к выполнению жизнеобеспечиваемых функций. А вот «наши женщины» - пусть и «первобытные» – замечательно с возложенными на них природой обязанностями справились и – уберегли человечество от гибели. Сегодня ситуация сложнее, но и женщины далеко не те – они, набравшись мужского ума и совместив его со своей мудростью, смогут «заразить» человечество «трудовой прививкой». Точечным способом это уже дает о себе знать, например в освоении космоса и реализации инновационных проектов, настаивающих на постоянном «трудовом присутствии» со стороны представителей «сильного пола». Да и то, как мы «оперируем» «феноменом Байкала», красноречиво о том же свидетельствует. Опираясь на сказанное, можно обрисовать перспективы дальнейшего исследования. Они, очевидно, заключаются в том, чтобы, отталкиваясь от гендерной практики, продолжить обоснование места труда в становлении демократической семьи – «всеобщего знаменателя» в объединении культуры и цивилизации. Гендеризация социума – путь к достижению динамо-равновесного состояния социальной формы движения материи в условиях, когда человечество всё более поглощается им же воспроизводимой глобальной искусственной средой. По мере утверждения «динамо-равновеса» «вздыбливаемый» «глобализм» станет питательной средой возводимого человечеством «здания ноосферы».


User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Dasha-2
post Sep 7 2010, 07:26 PM
Отправлено #2


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 123
Из: г. Минск, Беларусь

Пол: Female



такой стиль явно тяготеет к научной лирике.

Что для меня, философская научная МЫСЛЬ должна быть конкретна, точечна, когда убрать лишнее слово просто невозможно, т.к. НИЧЕГО лишнего нет. Когда дышит логика в каждом последующем словосочетании. Если возможно этот текст переписать по пунктам, тезисам, то может оказаться, что пунктов только... один?
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Николай Коноплев
post Sep 12 2010, 05:36 PM
Отправлено #3


Участник
**

Группа: Club Members
Сообщений: 79

Пол: Male



QUOTE(Dasha-2 @ Sep 8 2010, 12:26 AM)
такой стиль явно тяготеет к научной лирике.

Что для меня, философская научная МЫСЛЬ должна быть конкретна, точечна, когда убрать лишнее слово просто невозможно, т.к. НИЧЕГО лишнего нет. Когда дышит логика в каждом последующем словосочетании. Если возможно этот текст переписать по пунктам, тезисам, то может оказаться, что пунктов только... один?
*


Уважаемый критик, я тоже за конкретику мысленного самовыражения. Действительно, мысль должна быть конкретной. - Ничего лишнего! Но вот что главное - конкретность мысли осуществима через "интимную" соотнесенность устойчивого и изменчивого в ней, поскольку она пребывает в постоянном "самоубегании" (т. е. стремится стать "той же" и "иной": такова логика ее бытия). А коли так - "точечность" мысли претворяет состояние ее устойчивости. Но нужна изменчивость, а это, если угодно, разрушает "точечность" так называемой - по-Вашему - "научной лиричностью". При этом я, как и Вы, настроен изымать из употребления любое "лишнее слово". Ему нет места в философском тексте. Однако преодолевающее "точечность" нужное - конкретное - словосочетание это вовсе не то же самое, что "лишнее слово". Кажется, эту разницу надлежит постоянно держать в уме. Иначе мысль впадет в ступор. Это мы ощущаем всякий раз, когда слова на "вираже" не поспевают за мыслью. Великий Фалес поучал: "Быстрее всего мысль, ибо она бежит без остановки". Схватить убегающую мысль - только к этому и призвана "точечность". "Точечность" - это консервативный аспект мысли, способ в поддержании порядка по ее раскладу. Отмечу также, что кризис постпозитивизма (или лингвофилософии: в данном случае это почти одно и то же) связан с трудностями раскрытия изменчивости как объектно-предметной основы постнеклассической научной картины мира. Ведь постнеклассика опирается на "гуманитарный факт", а "позитивное знание" отдано на откуп сциентизму в его позитивистском облачении. И - наконец - согласитесь: писать о женщине без "тяготения к научной лирике" - это уподоблять ее, стало быть представительницу прекрасного пола, "рядовому объекту". Но такое в наши дни уже неинтересно и ненаучно.
С наилучшими пожеланиями Н. Коноплёв. 11.09.2010 г.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Dasha-2
post Sep 13 2010, 12:32 AM
Отправлено #4


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 123
Из: г. Минск, Беларусь

Пол: Female



Спасибо за Ваши разъяснения и ответ. Он мне показался ВЕСЬМА интересным. "Субъект -субъектное" познание... Я очень редко встречаю такое. В науке этого вообще нет. Дильтеевский принцип познания... в культуре - да, но вот в науке... его ведь безповоротно раскритиковали именно как неприменимый именно в науке... - спасибо, интересно smile.gif
Я подумаю
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
 

Текстовая версия Сейчас: 8th July 2020 - 07:59 AM
Реклама: