IPB

Здравствуйте, Гость ( Вход | Регистрация )

14 Страницы  1 2 3 > »  
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Каскадный · [ Стандартный ] · Линейный

> Смысловая аутентичность как онтологическая мера душевного здоровья личности

post Jan 26 2009, 08:59 PM
Отправлено #1


Unregistered








Тарас Денисенко
Смысловая аутентичность как онтологическая мера душевного здоровья личности
Опубликовано в Философском журнале Phenomen.Ru 26.01.2009.
Прямая ссылка: http://phenomen.ru/public/journal.php?article=64

Об авторе
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Jan 26 2009, 11:29 PM
Отправлено #2


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Вероятно данная работа является ценным вкладом в изучение воздействия на механизм общественных отношений. Недостаток работы или наоборот ее достоинство является то, что многие выводы нельзя применять в общефилософских вопросах без знания функционирования механизма общественных отношений, а исключительно к как способ восстановления целостности личности в случае ее расстройства.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 27 2009, 03:57 PM
Отправлено #3


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



QUOTE(Евгений Волков @ Jan 27 2009, 12:29 AM)
Вероятно данная работа является ценным вкладом в изучение воздействия на механизм общественных отношений. Недостаток работы или наоборот ее достоинство является то, что многие выводы нельзя применять в общефилософских вопросах без знания функционирования механизма общественных отношений, а исключительно к как способ восстановления целостности личности в случае ее расстройства.
*


Уважаемый Евгений! Вот мои комментарии на Ваши замечания.
Если речь идет об "изучении воздействия" и "способе восстановления целостности личности в случае ее расстройства", то тем самым уже затрагивается технический аспект методологии психотерапии. Это отдельная тема, которую я надеюсь рассмотреть в будущей публикации. Конечно, и эта статья ориентирована на методологию психотерапии, но в ней акцентирован диагностический момент психотерапевтической коммуникации. Поскольку всякая терапия нацелена на устранение определенных недугов, требуется предварительно выяснить критерии, по которым определяются эти недуги, выявить предпосылки диагностики, и в соответствии с этим, уже осмысливать принципы и цели терапевтического воздействия.
Поэтому в данной статье поднимается старый, но не получивший до сих пор исчерпывающей проработки вопрос о границах нормы-патологии. И для меня, прежде всего, важен философско-методолгический аспект этого вопроса, причем, не в смысле сугубо теоретической рефлексии и критики, но в смысле возможности проследить взаимосвязь теоретической и прикладной методологии с точки зрения жизненной практики и выяснить их релевантность относительно смысла жизни. Онтологическая мера душевного здоровья и соответствующие принципы психотерапевтической методологии выясняются из доонтологического истока, или "пред-структуры понимания".
Это как раз касается применения выводов моей работы в решении общефилософских вопросов.
У меня эти вопросы формулируются в русле методологии, причем, с ориентацией не только на психопатологичекую и психотерапевтическую теорию и практику, но на онтологию человеческого существования. Другое дело, что Вы, насколько я понял, настаиваете на приоритете общественных отношений в осмыслении этой онтологии. В принципе, такой, марксистский постанов вопроса и актуален, и для меня лично глубоко не чужд. Но не менее важным и актуальным я считаю вопрос о личности, о который, надо признать, споткнулась марксистская традиция. Поэтому начинать, все-таки, надо с пред-структуры понимания бытия личности, а затем двигаться в сторону общественных отношений, интерсубъективной коммуникации и т.д. И здесь вовсе нет ни какого солипсизма, как полагает, например, Хабермас.
Во-первых, личность, в данном случае, – не просто индивидуум сам по себе, но субъект как основание наук о человеке. (У меня на "phenomen.ru" скоро должна выйти еще одна статья, в которой об этом подробнее говорится.)
Во-вторых, если подлинная забота (решимость), согласно Хайдеггеру, "уединяет", то тем самым лишь подчеркивается авторство субъектов как источников коммуникативной интеракции. И хотя уразумение смысла, о котором заботится самость, здесь и есть наисобственнейшая возможность "онтического дела" ее существования, зависящая только от нее, эта возможность не является, тем не менее, каким-то ее сугубо приватным предприятием, чем-то таким, по поводу чего она "себе на уме". Смысл преднаходится в "совместном мире", поэтому его уразумение и реализация должны, по всей видимости, осуществляться, преимущественно, в меру совместной решимости. То есть решимость коммуникативна по определению, будучи открытостью для понимания возможностей интерсубъективной коммуникации, на которой основываются общественные отношения и институции.
Поэтому "смысловая аутентичность" может рассматриваться не только как мера в понимании психических недугов, но и как, например, мера в осмыслении нормативных оснований политической науки и практики. Другое дело, что критерии, составляющие эту меру, не являются жесткими. В них принципиально не выполнима математическая точность. Человек может чувствовать себя вполне комфортно, и не заботясь о смысле жизни. Равно как и проявляя эту заботу, он может испытывать психологические проблемы. Но чтобы какая-то определенность все-таки была, я связываю свои критерии с личностной зрелостью и устанавливаю их, осмысливая духовное измерение психической динамики. Это очень важно в том смысле, что в социально-гуманитарных науках по поводу этого измерения, на данный момент, имеет место либо по инерции сохраняющийся скепсис, либо признаваемый методологически необходимым агностицизм, либо не понятно на чем основанные спекуляции.

Конечно, в выводах моей статьи больше перспективы, нежели решения. Но вот сегодня очень много говорится о развитии применительно к судьбе нашей страны в целом и отечественной науки в частности. И задача философско-методологического анализа здесь, по всей видимости, должна заключаться в выяснении онтологического смысла категории развития, соответственно, в разработке подхода в выявлении механизмов, делающих человека (и как субъекта социально-исторических процессов, и как субъекта познания) способным к развитию, а также, в сопутствующем осмыслении реальных экзистенциально-психологических барьеров. Без этой рефлексии разговоры о развитии ни к чему не приведут, и все, как это часто у нас бывает, спустится на тормозах.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Jan 27 2009, 11:47 PM
Отправлено #4


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Уважаемый, Тарас!
Вы совершенно напрасно отождествляете мои взгляды на общественные отношения с марксистскими взглядами. К.Маркс допустил генеральную ошибку в своей теории. По этому его ранние работы ни как не стыкуются с его поздними. Он вывел происхождение эксплуатации из семейных отношений, поставил в основу своих рассуждений человека как элемент возникновения системы государство, не нашел философского различия между государством и обществом. Вы же пытаетесь раскрыть категорию развитие все через того же человека, как и все остальные философы, включая К. Маркса. Но существуют две категории развития. Развитие государства (системы государство) и развитие человека в обществе. Последнее постоянно применяют в исследовании развития системы государство, что совершенно недопустимо. Я акцентировал ваше внимание на применение ваших исследований на человека в обществе, но не системы государство, а лишь как исследование воздействия на общественные отношения. Практически все общефилософские проблемы вытекают из попыток раскрыть именно систему государство, а раскрытие развития человека здесь актуально только в понимании механизма воздействия на механизм общественных отношений. В системе государство сталкиваются две заботы, две решимость как вы это выражаете. В действительности, если на это взглянуть глубже сталкиваются два права, предопределяющих столкновение двух воль. Двух не в смысле двоих индивидов, а представителей (не важно их количество) двух противоположных областей государства: области труда и области управления. Причем здесь мало приемлемо выражение забота. Но это дело вкуса. Ни какая решимость отдельно от решимости другого или как я утверждаю, права отдельно от права другого не существует. Это абсолютно неразрывное состояние. Из этой совокупности вытекает разность между волей каждого, образующие общую волю. Любая попытка рассмотреть это в отдельности всегда обречена на провал. Это доказала история. Недавно в публичной лекции доктор исторических наук Игорь Данилевский привел пример субъективности оценки взгляда каждого из нас на какое либо событие, в том числе и историческое. Он утверждал, что как бы мы объективно не пытались оценить то или иное явление оценка будет всегда субъективна. Так и в системе государство. Невозможно ее понять, не исследуя совокупность, не исследуя систему общественных отношений, систему права и рабочей силы. Именно из этой совокупности, из этих элементов общественных отношений исходит понимание нашего с вами бытия. Вот здесь и пригодилось бы исследование воздействия на каждого индивида в момент возникновения общественных отношений, отражающегося на общественных отношениях. Но при этом всегда надо понимать действие на каждого из нас системы государство, то есть права, его уровня в каждый исторический период. Казалось бы, мы сами создаем эти отношения, но при этом они всегда на нас воздействуют (предыдущие общественные отношения). Возник сей круговорот, с момента превращения членов стада в разумные существа, как подчеркнул здесь на сайте Павел Царев. Но вернемся к вашей работе.
Вы пишите: «Поэтому "смысловая аутентичность" может рассматриваться не только как мера в понимании психических недугов, но и как, например, мера в осмыслении нормативных оснований политической науки и практики. Другое дело, что критерии, составляющие эту меру, не являются жесткими. В них принципиально не выполнима математическая точность. Человек может чувствовать себя вполне комфортно, и не заботясь о смысле жизни. Равно как и проявляя эту заботу, он может испытывать психологические проблемы. Но чтобы какая-то определенность все-таки была, я связываю свои критерии с личностной зрелостью и устанавливаю их, осмысливая духовное измерение психической динамики. Это очень важно в том смысле, что в социально-гуманитарных науках по поводу этого измерения, на данный момент, имеет место либо по инерции сохраняющийся скепсис, либо признаваемый методологически необходимым агностицизм, либо не понятно на чем основанные спекуляции».
Действительно, смысловая определенность не только мера понимания, а главное мера раскрытия основ возникновения понимания. Но этот критерий необходимо применять с особой осторожностью, каждый раз сознавая абсолютную индивидуальность каждого. По этому попытка раскрывать сущность нашего бытия через зрелость личности обречена на провал. Вы ошибаетесь, утверждая о невозможности математических просчетов возникающих отношений между людьми. Главное надо понять, что брать за основу. Элементарная философия дает такую возможность. Можно просчитать не только уровень прав, но даже теневой капитал в государстве. Но главное, Элементарная философия показывает оптимальный путь развития общества в системе государство. Не подумайте, что Элементарная философия дает абсолютные знания о государстве и обществе. Дает только направления в их познании и возможность достаточно точно рассчитывать возможный результат принятых обществом решений, действий. Не способность социальных наук в их нынешнем состоянии раскрыть сущность развития общества в системе государства объясняется просто. За основу берется конкретный человек с его физико-биологической основой (пред-структуры понимания бытия, если я вас правильно понял), а не пространственные границы системы человек. В этом у нас принципиальные расхождения. Когда общество поймет и разберется, где возникает начало бытия, общество сможет развиться, продвинуться так далеко, что сейчас это кажется фантастикой. Кстати, пространственная граница право (разница прав) определяет общую волю как количественную категорию, а как качественная – общая воля возникает под воздействием все того же права (состоявшегося уровня прав) до момента возникновения общественных отношений, а также традиционных, религиозных, антирелигиозных, политических, идеологических и других воздействий. Но на границе этих воздействий существует вопрос о границах нормы-патологии, ранее сформированных предыдущими общественными отношениями и только общественными отношениями, формирующих волю индивида. По этому я и сообщил вам о границах рассмотрения и применения вашей статьи.
С уважением Евгений Волков.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 28 2009, 06:37 PM
Отправлено #5


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Уважаемый Евгений! Думаю, все-таки, расхождения у нас с Вами не столь принципиальны. Как это часто бывает в современных дискуссиях, мы проецируем расхождения в частностях на полемику о началах или о тех же моментах "возникновения общественных отношений", "превращения членов стада в разумные существа". Кстати, не совсем понятно, что под этими моментами подразумевается. Где они исторически локализованы? Если это в широком в смысле эволюционизма говорится, то я считаю, как раз здесь следует усматривать одну из ошибок классической новоевропейской традиции. Разумеется, исправлять эту ошибку надо не в ущерб историчности, проектности человеческого бытия, и в эпистемологическом, и в онтологическом, и в жизненно-практическом отношении. То есть не в ущерб проекту Модерна в целом. (Наверно, здесь у нас с Вами будут расхождения, т.к. сама тема чрезвычайно полемична, и, возможно, "моменты" Вы понимаете шире, чем просто этапы эволюции.) И вот тут как раз аналитика Dasein и помогает. Мне кажется, что Вы не дооцениваете ее эвристического потенциала, который, впрочем, до сих пор, в целом не достаточно понят и не задействован в науке. "Забота" – универсальное понятие (причем здесь вкус?!). В то же время, это понятие добыто на дотеоретическом уровне. Будучи универсальным структурообразующим принципом человеческого бытия-в-мире, забота присуща нам всегда и везде, даже если мы не изъявляем желания заботиться о чем бы то ни было. Именно в этом смысле говорится: "от себя не убежишь". Поэтому забота лежит в основе ценностных отношений, интеракций и т.д., в том числе, и в основе права. Соответственно, этими отношениями конкретизируется проектирование смысла жизни. В противном случае (если бы не было заботы, как всегда уже имеющейся и несводимой к своим частным проявлениям заботы о смысле), не возможно было бы никакого воздействия на общественные отношения, а значит и вот этих самых различий субъекта труда и субъекта управления, общества и государства и т.д.

Теперь, по поводу критериев и методологии. Именно в силу того, что каждый из нас есть уникальный индивидуум, математический метод неприемлем. Причем, неприемлем к экспликации онтологической меры понимания, то есть меры понимания нормообразующих оснований. Это видно на примере все той же проблемы нормы-патологии, так как определение нормы оборачивается тогда парадоксом: среднестатистическим нормальным оказывается крайне редкое явление (при условии 10-ти оцениваемых параметров, "нормален" один индивидуум из 1024-х) вопреки исходному представлению о среднем нормальном как наличном у большинства. Я не специалист в области права, но, по всей видимости, и здесь с математическим методом, применяемым к пониманию основ правовой нормативности, возникнет аналогичная ситуация. Здесь, наверно, можно усмотреть еще один момент наших с Вами расхождений, которые, впрочем, обусловлены тем, что мы из разных наук и методологических парадигм смотрим на то, о чем говорим. Однако, что касается интерсубъективных отношений, во всем широком спектре их конкретных (онтических) модификаций, то я признаю, что в определенных случаях калькуляция решений и действий даже необходима.
Что касается "личностной зрелости", то здесь тоже не следует спешить с констатацией "провала". Надо проверять, а не пессимистически отмахиваться! Ведь именно здесь появляется возможность выяснить сущностную динамику "моментов возникновения" и обратные по отношению к ним процессы, а именно, то, каким образом человек, как существо разумное и политическое, отчуждает эти свои метафизические атрибуты? Фрейд показал, что человек, даже при биологической зрелости, может быть в чем-то инфантилен, Сартр показал, что при видимой моральной зрелости, человек подвержен самообману. Но, сопоставляя концепции Хайдеггера и Франкла, мы видим, что это лишь человек в его "несобственной" динамике, и что там, где Фрейд видел только "Оно" и "принцип удовольствия", а Сартр – "для-себя" как "ничто" и странным образом появляющееся из этого "ничего" "желание бытия", – там есть "тревога" как "подсознательная духовность" и источник "воли к смыслу", которые собственно и делают человека человеком, личностью, способной в ситуации поступка, коммуникации мобилизовать себя для уразумения смысла, реализовать понимание как свою экзистенциально-метафизическую мощь (Möglichsein). В этом – "зрелость", которая, конечно, не выполняется ни у кого в абсолюте.
Важнее же то, что я как раз тоже предлагаю свой проект "Элементарной философии", в которой четко фиксируются единство и различие универсального и индивидуального, субъективного и объективного, субъектного и объектного, теоретического (работа обоснования) и практического (разумеется, применительно к обществу, на государство пока не замахиваюсь wink.gif ), соответственно, метафизики и методологии. Для этого я и обращаюсь к хайдеггеровской пред-структуре, которую ни в коем случае не следует отождествлять с "физико-биологической основой". Пред-структура как раз и представляет собой пространственно-темпоральую систему, в которой возникает понимание как проект, включающий "предвзятие"(Vorhabe) (здесь как раз уже начинаются предметные различия типа "физического", "биологического", "психического", "социального" и т.д.), "предусмотрение" (Vorsicht) смысловой телеологии того, относительно чего мы предвзяты, "предрешение" (Vorgriff), или концептуальные решения в уразумении усматриваемого смысла. Например, когда Вы говорите о том, что "общая воля возникает под воздействием все того же права (состоявшегося уровня прав) до момента возникновения общественных отношений", – это тоже определенный модус реализации пред-структуры понимания, в данном случае, в виде исследовательской редукции. То же касается и изложенного в моей статье опыта, разумеется, имеющего свои ограничения в применении. В статье, которая должна вскоре появится на сайте, я более обстоятельно излагаю свой проект. Ее выход по техническим причинам подзадержался, но вообще-то, она должна была выйти раньше "Смысловой аутентичности… ", которая уже развивает один из множества возможных путей реализации проекта.

Элементарная философия, как я это вижу, должна вести, так сказать, к "общему знаменателю" в понимании различных аспектов нормативности приемнительно к динамике (которую статистика также не способна зафиксировать) общественной жизни в ее связи с социально-гуманитарным знанием. В качестве такого знаменателя и выступает пред-структура, фундаментальным определением которой является забота. "Момент возникновения", в определяемой таким образом пред-структуре, понимается как "ситуативная интуиция", или "мгновение ока" (см.: примечание 13 моей статьи и ту часть текста, к которому оно относится). Есть уверенность, что при серьезном осмыслении динамики социально-исторического субъекта в намеченной таким образом перспективе момент истины станет не поводом для болтовни, но результатом осмысленных коммуникативных действий, стратегическим консенсусом, необходимым в развитии. И именно здесь появляется возможность преодолеть трагический раскол между метафизической надситуативностью и прагматическим ситуационизмом. Возможность выполнить то насущное требование, на которое в своих аналитических очерках указал С.Е. Кургинян, говоря о необходимости обнаруживать, в процессе полемики о судьбе развития в России и мире, "связь между актуальным (буквальным содержанием полемики) и фундаментальным (историософским, метафизическим) смыслом, прочитываемым за актуальностью», и параллельно этому разрабатывать "с колес", аппарат, позволяющий глубже понять нечто, волнующее нас всех. Причем нечто такое, что, не являясь злобой дня, действительно нас всех к себе притягивает" (см.: http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/780/21.html).
Конечно, на данном этапе, мой проект еще весьма сыроват. И в этом смысле также справедливы Ваши замечания о границах применения предлагаемого в статье подхода. Но, например, вот эта наша с Вами дискуссия и есть, по сути, продвижение, пусть бесконечно малое и проблематичное относительно своих результатов для каждого из нас, к моменту истины как решимости (= "мгновению ока"), которую мы, каждый в своей ситуации реализуем.

С уважением
Тарас Денисенко.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:25 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 28 2009, 06:57 PM
Отправлено #6


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



P.S. Да, забыл, вот еще интересное исследование по проблеме нормативности в политике: Ерохов И.А. Современные политические теории: кризис нормативности. М. Праксис, 2008.
В интернете только "Введение" (http://www.politizdat.ru/fragment/71/), но, возможно Вам знакома эта книга.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:47 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Jan 28 2009, 11:41 PM
Отправлено #7


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Уважаемый, Тарас!
Вы можете представить себе ситуацию, когда изучение атома происходило бы в опыте ударения стулом по столу. Расписывались бы сотни трактатов: как летят щепки, возможно гвозди, клей, в какой последовательности, с какой силой, как эти щепки отражаются от пола, как влияет ветер от раскрытой форточки и еще бы учитывались сотни, тысячи факторов. Но при этом в изучении атома человечество не продвинулось бы ни шаг. Точно такая ситуация в философии. Столько мудрых трактатов, написанных вполне искренне и очень одаренными людьми, гениальными людьми, но так и не сумевших раскрыть такие понятия как человек, общество, государство и вытекающие их них другие понятия. Спрашивается, почему не описаны эти понятия? А написаны тысячи, противоречащие друг другу. Все дело, как вы понимаете, в исходных данных для опыта. Почему то всегда берется для изучения человека, общества, государства индивид, личность, но не пространственные границы системы человек, не взаимосвязь пространственных границ индивидов. В этом вся штука. Только по этому за столько веков человечество не продвинулось ни на шаг. Вы упираете на понятие забота. Давайте рассмотрим его более внимательно как философскую категорию и как бытовую. По Хайдеггеру забота – бытие сущего, содержащего в себе три структурных моментов существования: устремление вперед, увенчивающееся страхом, заброшенность и забвение. То есть по Хайдеггеру забота есть вопрос бытия, а ее зов есть совесть. Видите как все накручено. В бытовом понимании забота есть помощь слабому, близкому человеку, а я добавлю, основанному на праве и обязанности. Если человек не чувствует в себе право позаботиться о ком-то, он никогда о другом не позаботится. Иногда это право выражается обязанностью, но в конечном итоге всегда имеет место совокупность права и обязанности, что и подразумевает понятие забота. Рассматривая бытовое понимание забота, видно даже не вооруженным философскими знаниями глазом, что имеет место отношения двух людей, двух групп людей, где один находится в неком подчиненном, зависимом положении по отношению к другому. Но всегда имеется связка двоих и более людей, стоящих на противоположных общественных или государственных позициях. У Хайдеггера определение заботы тоже выражает отношение между двумя людьми. но эти отношения так далеко скрыты в понимании, что это вероятно не понимал и сам Хайдеггер. По этому его определение ошибочно направлено на раскрытие личности, а не отношений двух индивидов. И такая направленность сыграла с Хайдеггером злую шутку. Привела его в лагерь нацистов. Будь он тогда в Советской России, с таким же успехом он был бы большевиком. Его личный страх отразился на его философском понимании бытия. (Мое личное мнение). Исследуя отношения между людьми, нельзя одновременно исследовать право и обязанность в одном человеке. Эти понятия в общественных отношениях раскладываются на разных индивидов. То есть абстрактная формула государства: право – рабочая сила, подразумевает право – обязанность. Но так как обязанность имеет материальное и математическое выражение через рабочую силу, то она остается в уме. С указанной вами книгой «кризис нормативности» Ерохова И.А я не знаком. Но прочитав введение на указанном вами сайте, она стала мне не интересна, так как имеет место «изучение атома в ходе опытов со стулом и столом». Кроме того в этой книги много недомыслия к сожалению, хотя ее писал безусловно одаренный человек.
Но вернемся к «нашим баранам». Вы заостряете вопрос о моменте возникновения разума человека, возникновения общественных отношений. Конечно в историческом смысле это интересно и в этом вопросе заложена нескончаемая полемика. Согласен с этим и согласен с тем, что никто и никогда не ответит на этот вопрос. Но нужно ли вообще это в философии? Как базис для всех наук о человеке и обществе, философия отвечает на совсем другой вопрос. Как найти математический метод познания человека, общества, государства? Математика оперирует цифрами. По этому возникновение общественных отношений – эта действительно историческая точка, в математическом смысле равная нулю, то есть мы ее принимаем за ноль. Начало отсчета совместных, разумных действий между людьми. Многие философы, и в первую очередь Христос предсказали окончание существования человека в системе насилия, в системе права. Но лучше об этом говорит марксизм, указывая как цель коммунизм на земле. То есть указана следующая точка развития человечества в системе права – коммунизм. Только не смешивайте цель и методы ее достижения. Цель да, методы нет. Сейчас слово коммунизм оболгано и именно благодаря методам его достижения, но кто бы и что ни говорили, общество развивается и в конечном итоге придет в иное не государственное состояние. Сумеет отказаться от права как основы своего существования. Это вторая точка отсчета, позволяющая математически просчитать общественные отношения, принимаемая за единицу. То есть весь путь развития общества в системе государства принимается за единицу. Вся фишка в том, что на заре возникновения общественных отношений в системе государство у двух индивидов были совершенно разные права. У тех, кто возвысился над другими была власть и 100% право на рабочую силу тех кто стоит инже их на социальной лестнице. У тех, кто был по другую сторону общественных отношений, тех кто подчинялся, то есть управляемую часть населения в государстве право на собственную рабочую силу равнялось нулю. В Элементарной философии я называю и тех и других областью управления и областью труда. Теперь представьте, что право выражает уровень зарплаты, уровень власти народа в государстве, уровень демократических свобод, хотя последнее выражение не корректно. Так как свобода есть конечное состояние человека вышедшего из системы власти, системы государства, системы права. Но с определением демократических в общем то приемлемо. Такой математический метод уже сейчас позволяет рассчитать уровень прав народа в государстве. Один из расчетов, я на сайте об этом писал, показал, что право пользования с 1851 года в России не только не выросло как в странах Европы, но и даже значительно упало, в некоторых случаях втрое. И такие расчеты имеют прикладное значение для развития идеологии и внутренней политики государства. Отсюда и философия становится прикладной, превращается в науку.
В своей работе я поднял вопрос о Хартии философского языка. Это не имеет ни какого отношения как здесь некоторые пишут к однозначности, а установление некого закона в отношении понимания нескольких основных понятий. Это помогло бы перевести философию в русло науки и позволило бы обществу лучше осознать свое бытие. Общественное принятие общеобязательных для всех некоторых понятий привело бы не только к фиксации динамики развития системы государство, в чем вы напрасно сомневаетесь, но в таких деталях как статистика навела бы существенный порядок. Уже сейчас достаточно изменить некоторые параметры статистического учета и исчезнет такое понятие как теневой капитал. Его просто не будет, так как он сразу же становится «светлым». Совершенно не надо для этого ни каких строгостей. Все просчитывается через формулу Х = 1 – У. Но на этом сайте не раскроешь. Надо писать кучу формул и расчетов. Вы хорошо сказали, что нужна «возможность преодолеть трагический раскол между метафизической надситуативностью и прагматическим ситуационизмом». Но если вы положите в основу все туже заботу результата вы не получите. В основе возникновения общественных отношений лежит право. Только через него можно разобраться в нашем бытие и преодолеть указанный вами раскол.
С уважением Евгений Волков
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 29 2009, 03:16 PM
Отправлено #8


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Уважаемый Евгений! Да, дело в исходных данных опыта. И именно поэтому – "герменевтика фактичности", для которой бытие сущего, выступающего предметом мысли, есть, прежде всего, факт, а не словесная форма или ее значение. В противном случае, анализ возможностей понимания бытия был бы похож "на попытку установить и изучить динамические свойства эфира, материи или же атомные процессы, предлагая грамматические рассуждения вместо необходимых физических экспериментов" (Хайдеггер М. Введение в метафизику. СПб., 1998, с.167).
Все правильно, надо не блуждать в круге аналитики, а рассматривать ее понятия (экзистенциалии) как основу для прояснения онтологического смысла категорий социально-гуманитарных наук. Не следует в экзистенциальной аналитике искать содержательно законченных дефиниций. Экзистенциалии должны прояснить всякие готовые концепты, концептуальные решения. Например, вот эту самую историческую топику "начала отсчета совместных разумных действий", "зари общественных отношений". Причем, прояснить не приходя, опять таки, к конечным дефинициям и заключениям, но, оставляя открытой возможность понимания для того, чтобы всякий раз оптимизировать его.
Я не испытываю особого скепсиса относительно "фиксации динамики развития системы государство" (я лишь говорил о границах своей компетенции), не отрицаю прикладного значения математического анализа и вполне разделяю Ваше оптимистическое умонастроение в отношении к будущему. Но одной статистики здесь явно не достаточно. Потому что одно дело "установление некого закона в отношении понимания нескольких основных понятий" и наведение порядка в статистической методологии, а другое, помочь обществу (или хотя бы одному человеку) "лучше осознать свое бытие". Потому что "принятие общеобязательных для всех понятий" – это большая метафизическая проблема даже для научного сообщества, не говоря уже об обществе в целом. Проблема "метафизики понимания", заключающаяся в том, что есть множество определений понятий, обозначающих человека и все то, что составляет его бытие, в том числе, пространственные характеристики этого бытия. И чтобы прийти к "общему знаменателю", требуется, помимо решения актуальных прикладных задач, осмыслить субъектность, метафизический топос которой есть "экстатическое <темпоральное> стояние в истине бытия" (Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993, с.201). Отталкиваясь от этого определения, мы не пускаемся в бесконечное философствование ради философствования, но предуготавливаем свершение своих поступков в широком смысле, в том числе, и в смысле концептуальных решений.

Что касается пресловутого "фашизма" Хайдеггера, то это как раз пример того, что решимость не застрахована от ошибок и что тем насущнее задача преуготовления. Также здесь хотелось бы сослаться на вышедшую в прошлом году книгу французского исследователя Ф.Федье "Хайдеггер: анатомия скандала" (во Франции вышла в 1988 как ответ на "псевдособытие", описанное в известной книге В.Фариаса "Хайдеггер и нацизм", вышедшей годом раньше), в которой представлен обстоятельный и исчерпывающий разбор всех недоразумений и откровенных инсинуаций, породивших этот демшизоидный жупел. Сложно сказать был бы Хайдеггер большевиком, живи он в России… В любом случае, не следует, как это делали Поппер, Хайек и прочая Арендт (которую кто-то, видимо державший свечку, записал в любовницы Хайдеггера, но которая в идеологическом плане испытала большее влияние либерала Ясперса), сваливать в одну кучу нацизм и коммунизм, чтобы потом сказать, что второй хуже ("тоталитарнее") первого.
Что касается того, что личный страх Хайдеггера отразился на его философском понимании бытия, так это с любым философом происходит. Философия – это, как не крути, своеобразная сублимация экзистенциальной тревоги. Причем, в этом нет ничего особенно печального, в том смысле, что здесь вовсе не подразумевается скептического релятивизма, утверждающего, что всякая добытая человеком истина есть не более чем субъективная проекция или артефакт его деятельности, и что, поэтому, все усилия его пытливого ума обречены на "круг в доказательстве". Тревога есть первичный опыт нашего включения в герменевтический круг (= пред-структуру понимания), в котором, конечно, можно и заблудиться, но который, будучи осмысленным как принцип онтологического обоснования, делает полученное знание открытым для возможной оптимизации в отношении его соответствия смыслу бытия. В этом суть хайдеггеровской метафизики понимания.
Тревога инициирует заботу и в метафизическом, и в обыденном смысле (как чувство права позаботиться о другом человеке). Важно правильно распорядится тревогой, соответственно, войти в круг понимания (в прикладном отношении, это, кстати, и есть задача экзистенциально-аналитической психотерапии). Конечно, относительно этого самого "правильно", трудно прийти к сугубо позитивному и непротиворечивому пониманию. Например, для меня не приемлем Ваш скепсис и пессимизм в отношении к "делу мысли" Хайдеггера, особенно, в моей оптимистической и прагматической рецепции. В свою очередь, Вы будете считать неприемлемой мою фобию перед тем фундаментальным значением, которое Вы приписываете математическому методу, а также, например, перед Ваши определением Христа как философа…
Но, главное, нет никакой пропасти между заботой и правом, как нет сущностного противоречия между христианством и коммунизмом. Человек только потому и вменяет себе право и обязанности, что он наделен заботой. Потому он и верует во второе пришествие или в светлое будущее. Другое дело, что не следует заполнять имеющийся все-таки зазор между христианством и коммунизмом вымороченными "концепциями". И главное также не запираться добровольно в разного рода культурных или интеллектуальных гетто, взаимно отчуждаясь посредством ярлыков (например, верующие и неверующие, позитивисты и постмодернисты) и "диагнозов" (соответственно, догматизм или нравственная патология).

Согласен с тем, что необходимо различать цели и методы достижения коммунизма. Репрессии, "уравниловка" и прочие атрибуты государства, а не только советской системы, в случае последней, были обусловлены исторической ситуацией. Пришли бы к власти не большевики, а другие силы, они, чтобы отстоять себя, вынуждены были бы аналогичным образом реагировать на вызовы этой ситуации. Гораздо важнее то, что раздающиеся сегодня в нашей стране призывы к покаянию – это провокация, основанная как раз на отождествлении целей и методов, а также нацизма и коммунизма. Когда эти призывы исходили от демшизоидов, это, по крайней мере, было понятно, но в последнее время они исходят от РПЦ, усугубляя разобщение, в то время как задача Церкви – примирять.
Выход – в государственном строительстве, а разговоры об отказе от государства и права преждевременны. И преждевременны они потому, что, одно дело, "заступающая решимость", другое, попытка представлять ее результат уже свершившимся, делать, как говорит Франкл, эффект от достижения цели предметом форсированного намерения, тем самым препятствуя этому достижению (это опять таки – к теме экзистенциально-аналитической психотерапии). Здесь тоже надо различать, чтобы оставлять открытой возможность понимания.
Феноменология – это, по преимуществу, опыт различий, который, конечно, может увести в "деконструкцию", но если исходить из пред-структуры понимания, причем, не как очередного конструкта или концепции синтетического априори, но как экзистенциально-метафизической основы, являющейся источником различий, конструкций и концепций, он даст положительные результаты. Соответственно, в методологии надо различать приоритеты. Пусть философия уточняет онтологический смысл научных понятий, а наука прислушивается и уточняет релевантность их применения относительно экзистенциальной фактичности. Чтобы не получалось так, что вот есть метод, и он работает, и этого достаточно для всеобщего счастья. Если "технические" наработки можно поставить на поток (ср., "постав" Хайдеггера), то еще не должно быть серьезного повода для того, чтобы констатировать означенную релевантность научных достижений.

С уважением
Тарас Денисенко.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:27 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Jan 30 2009, 12:18 AM
Отправлено #9


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Уважаемый, Тарас!
Вы соотносите искусство объяснения фактичности как тождество бытие сущего, предмет мысли, факт. Но это можно объяснить гораздо проще и доступнее как формулу бытия: причина  мысль  действие. И здесь нет ни какой топики, а конкретные рассуждения о (это главное) не природной системе, системе разумных отношений между людьми, то есть и в прошлом, и в настоящем, и еще в далеком будущем единственной системе, которую можно отождествлять со временем для природы, системой государство, то есть системой права. Вот видите, как по разному мы объясняем собственное понимание бытие. Вы опираетесь на Хайдеггера, а я вижу его очень слабую позицию в миропонимании и по этому не приемлю. Как бы пригодилась здесь Хартия философского языка. Одно дело выступать с опровержением установленной обществом какой то парадигмы, что вызывает ответные действия, сопротивление, борьбу и значит, возможность познать истинное значение и другое дело опровергать многочисленные, противоречивые определения многочисленных философов. Это как борьба с водой, бессмысленна и не продуктивна. Нужна установленная, узаконенная парадигма. Возьмите Хайдеггера и Сартра. И тот и другой «духовники» страха. И страх их опоясал так, что за этим страхом они не видят суть явлений. А если бы на тот период имелась бы какая-то утвержденная обществом парадигма, то утверждать свою парадигму страха им бы пришлось доказательно и в очень серьезном споре, опираясь на исторический и фактический материал. И не известно еще остановились бы они на своих рассуждениях или предали бы их забвению. А так как такого нет, то «выдал на гора» теорию страха и голова не болит. Думайте граждане. А из Хайдеггеровского понимания бытия не исходит ничего конструктивного и базисного. Нет математики, нет связи с логикой. Вы говорите о пользе философствования. Действительно если теория хоть одному человеку помогает, то уже она необходима обществу. Но ни как не философствование Хайдеггера, ни какая другая, которая опирается на личность, на индивида. Такой подход провальный и это доказала история. Такая философия ведет куда угодно, но не на путь оптимального развития общества. Мне приходилось в живую дискутировать с философами, обремененными высокими научными званиями. В основном защитившимся на марксизме. Так один д. ф.н. заявил на замечание о не соответствии у Маркса Критики Готской программы и Манифесту Коммунистической партии, что критика Готской программы это частный случай. Каково? Облеченные званиями, уже защитившиеся философы практически не могут отступить и взглянуть на мир другими глазами. Но в беседах со студентами последние в один голос голосуют своим пусть небольшим жизненным опытом выживания в этом мире за Элементарную философию. Она им очень быстро становится понятной. Вы сами признаете базисный характер философии. Признаете ее значение как луча, освещающего путь развития общества. И тем не менее выражаете скепсис по поводу фундаментального значения математического метода. Вероятно, вы забыли, что все философы мира мечтали увенчать свои теории математическим методом, да еще и основанном на логике. А Элементарная философия может себе позволить заявить, что базируется на математическом методе, выражающее количественную сторону права и на логике, определяющей качественную сторону права.
Вы пишите: «Но, главное, нет никакой пропасти между заботой и правом, как нет сущностного противоречия между христианством и коммунизмом». Это глубокое заблуждение. Забота не поддается математическому исчислению, право прекрасно вычисляется. Потому что в понятие забота входит право и обязанность, что взаимно исключают друг друга в исчислении как плюс и минус. По этому любая категория, не подлежащая математическому исчислению, не является и может являться базисной для философии. Не может быть ею по определению. Общество не может опираться в своем познании на пустоту. Это касается и категории тревога. Еще одна причуда Хайдеггера. И все из-за нарушения концептуального подхода к философии. Нельзя начинать осмысление общественных явлений с сущности человека как живой системы. Его проявления чувств есть следствие возникновения права. Они, чувства становятся пространственными границами человека не сами по себе, а вследствие каких либо свершающихся действий в системе права. Тем не менее, под воздействием права имеет место и тревога и забота и многие другие чувства человека включая страх. Но эти чувства в общественных отношениях действуют диаметрально противоположно, так всегда присутствуют два субъекта права: управитель и управляемый.. Общественные отношения, а только они являются основанием возникновения языка, чувств в следующей стадии общественных отношений сами начинают воздействовать на пространственные границы и участвовать в изменении качественных и количественных характеристик общественных отношений. По этому я говорю, что метод Хайдеггера есть добывание атома из опыта со столом и стулом.
Ваши политические взгляды мне понятны и я их тоже поддерживаю. То, что натворил Гайдар, отнял права у народа обществу еще предстоит осмыслить. Одно ясно. За несколько месяцев его управления, и в последующем поддержка принятого курса страна откатилась на такие рубежи, куда нас не могла загнать война с фашизмом. Действительно выход в государственном строительстве.
Но что вы будете строить без теории основанной на математике и логике. Может получиться еще худший Гайдар и только. Я совершенно серьезно вам говорю – если вы поймете механизм возникновения общественных отношений, то в дальнейшем независимо от любых причин, будь вы материалистом или идеалистом вы будете совершенно самостоятельно осмысливать возникающие события в государстве на основе математики и логики, увидите оптимальный путь развития государства, поймете всю ошибочность Хадеггеровской философии.
С уважением Евгений Волков

User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Jan 30 2009, 08:25 AM
Отправлено #10


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Уважаемый, Тарас!
Не могли бы Вы прокомментировать мои вопросы и ответы Павла Царева из темы «коллективное, общественное и индивидуальное сознание» в разделе мысли вслух. Мне очень интересно знать ваше мнение в этих вопросах. Итак:
Уважаемый, Павел!
Вернемся снова к формированию сознания. полагаю без этого нам не разобраться в таком глобальном вопросе как индивидуальное, коллективное и общественное сознаний и что они представляют в действительности, а ваше последнее сообщение позвольте ответить позднее.
Начнем поэтапно без доказательств, к которым мы еще вернемся.
Возьмем ситуацию, когда наступает переход из стада в разумный коллектив, племя.
1 Согласны ли вы, что без второго участника (участников) совместных действий, в том числе и воображаемого не родятся мысли. Да – нет.
2 согласны ли вы с тем, что человек в обществе, коллективе обладает пространственными границами: чувствами и рабочей силой. Да – нет.
3 согласны ли вы с тем, что под воздействием силы какого-то члена племени возникает новая система отношений членов племени. Да – нет.
4 согласны ли вы, что действия любого члена племени, коллектива индивидуальны, хотя могут быть совершенно идентичны действиям другого члена.
Давайте пока остановимся на этих вопросах и поищем точку взаимопонимания в вопросе возникновения сознания.
С уважением Евгений Волков.
Евгению! Понимаете, что существуют вопросы, на которые В ЗАДАННОМ ФОРМАТЕ (допустим: «да, нет») просто нельзя ответить. Например: «Зебра белая или чёрная?» или: «Какой запах у гордости: розы или сирени?». Это я грубо, чтобы были понятны мои примечания.
Вы: «Возьмем ситуацию, когда наступает переход из стада в разумный коллектив, племя». Это, в моих терминах – «стадное сознание» (в ОТЛИЧИЕ от коллективного!)? Отвечаю (на «стадное сознание»)
1. Да.
2. Эмоциями, а не чувствами (как, например, шимпанзе) – да. Рабочей силой – и да (будем говорить, как ЛЮБОЕ физическое тело – на «самосохранение»), и нет (посредством «через другое» (синергетика). И при чём здесь пространственные границы7
3. Новая СИСТЕМА отношений? – нет. СИСТЕМА- та же. Меняются элементы в системе.
4. В общем-то, ДЕЙСТВИЯ даже каждого муравья – его, так сказать, личные (кто же всё делает для муравейника, если не КАЖДЫЙ муравей)?
Итак, на три Ваших первых вопроса, я по-моему, ответил однозначно. Остаётся четвёртый вопрос. Судя по предыдущему Вашему сообщению, Вы не уяснили РАЗНИЦУ между инстинктами ЖИВОТНЫХ и условными рефлексами (тех же ЖИВОТНЫХ, но более продвинутых по ступеням эволюции). Инстинкты – это то в «психике», что проходит эволюционный отбор через, исключительно (или – в подавляющем проценте) НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ. Т.е. родился, например, крокодил с «такой-то психикой» и умер с такой же. УСЛОВНЫЕ РЕФЛЕКСЫ: это РАЗВИТИЕ психики ПРИ ЖИЗНИ того или иного животного путём как ОБУЧЕНИЯ, так и САМОобучения, по принципу: «всё, что меня не убивает – делает меня сильнее» (индивидуальный опыт на УРОВНЕ УСЛОВНЫХ РЕФЛЕКСОВ, корректирующий поведение особи)… Третья, так сказать, стадия: грубо говоря (хотя говорить такое вот так просто – НЕЛЬЗЯ!):
1) человек, это такая биологическая система, которая «научилась манипулировать ОБРАЗАМИ памяти ТАК, как и РУКАМИ. Ей (этой биологической системе) НЕ НАДО, например, перебегать с места на место, выбирая НАИБОЛЬШЕЕ соответствие ПРОШЛОГО опыта (условных рефлексов, «занесённых в память») со своим местоположением и окружающей средой; она (эта «биологическая система») проделывает это «в уме» (мысленно) и уже ПОЭТОМУ не является ПРОСТО биологической системой, потому как обладает мышлением: способностью оперировать НЕ САМИМИ предметами, а их ОБРАЗАМИ (образное мышление), СРЕДИ которых и ОБРАЗ того, КТО ОПЕРИРУЕТ;
2) она МОЖЕТ это делать целенаправленно, абстрагируясь от НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ «включённости» в конкретную ситуацию (быть «выше» конкретики). Прим. и ПОЭТОМУ ей нужно иметь аппарат ТОРМОЖЕНИЯ условных рефлексов (чтобы было время подумать, а не бездумно следовать за ними).
Отсюда и следует ДВОЙСТВЕННОСТЬ деятельности человека и ДВОЙСТВЕННОСТЬ его природы: ОДИН И ТОТ ЖЕ взрослый человек, обладающий сложившимся сознанием, ОДНОВРЕМЕННО – и биологический организм, ВКЛЮЧЁННЫЙ в конкретику, и ОБРАЗ его, мыслящий (воспроизводящий, творящий) «образную» реальность, ОТЛИЧНУЮ от реальности конкретики, в которую он включён…
Поэтому и генезис становления человека есть процесс появления этой способности «двигать, изменять» образы памяти, и развития этой способности. Безусловно, этот генезис НЕ МОЖЕТ протекать без участия «стада», ПРЕОБРАЗУЮЩЕГОСЯ СОВМЕСТНО с его «элементами», в коллектив и далее – в общество. «Стадное сознание» - это, как раз, этап появления самого сознания, которого, в общем-то, ЕЩЁ нет НИ В КОМ из элементов стада, и НЕТ в самом, соответственно, стаде. Но оно, как бы, спорадически ВОЗНИКАЕТ в процессах коллективной, совместной деятельности: защита от хищников, поддерживание огня, постройка жилищ, загонная охота, путём возникновения необходимости постоянной КОРРЕКТИРОВКИ своей условнорефлекторной деятельности с условнорефлекторной деятельностью других (окриком или собственным действием). Эта корректировка, по сути, означает: соотнесение, согласование своего знания, как условнорефлекторного опыта, со знанием других. Согласование ЗНАНИЯ и есть, по сути, СО-ЗНАНИЕ не каждого ОТДЕЛЬНОГО индивида, но «стада», где «движущимися и изменяющимися (корректирующими себя) картинками (образами)» являются сами протолюди, так сказать, «во плоти и крови» («овеществлённое» сознание).
Естественно, что когда я говорю «стадное сознание», то имею ввиду этап спорадического образования этого сознания в «экстремальных» ситуациях, требующих коллективного действия. Таким образом, обезьянолюди (или даже – питекантропы?), по моему мнению, в обычной обстановке вели себя как обычные стадные животные, обладающие условными рефлексами, которые (т.е. – условные рефлексы) несомненно, ОТЛИЧАЛИСЬ у разных членов стада (ибо «обучение» даже в стаде НЕ ВЕДЁТСЯ одинаково всем стадом (есть «мамаша» со своим «статусом» в стаде, есть ЕЁ окружение и т.д.), но «вариативность» их различий однозначно ограничивалась ОДИНАКОВЫМИ для всех животных стада ИНСТИНКТАМИ (т.е. ОТСУТСТВИЕ ТОРМОЖЕНИЯ). Поэтому я и ответил на четвёртый Ваш вопрос, что В ОБЫЧНОЙ обстановке действия любого члена «племени» «индивидуальны» («индивидуально рефлекторны»). В КОЛЛЕКТИВНЫХ же действиях они СОГЛАСОВАНЫ (часть ОДНОГО коллективного действия, в котором они ПОДЧИНЕНЫ определённой ОДНОЙ цели и ИЗМЕНЯЮТСЯ, теряя «стушёвывая» свою вариативность – НИВЕЛИРУЮТСЯ). Поэтому, как время проявления тех или иных условнорефлекторных действий, так и их вид при коллективных действиях не ЕСТЬ «личными», «индивидуальными», которыми индивид волен пользоваться по своему усмотрению и когда ему угодно… И вот КАК мне однозначно Вам ответить: «да» или «нет»? Я даже не уверен, что правильно согласился с Вашим «человек обладает пространственными границами» чувствами, ибо «корректировка условных рефлексов» при коллективных действиях невозможна без чувства СОПЕРЕЖИВАНИЯ, а оно, по самоназванию не МОЖЕТ БЫТЬ ЛИЧНЫМ… И я Вам сразу сказал, что учёт эволюции чувств резко усложняет выяснение ТОГО, что я, единственно в рассмотренном аспекте хотел «довести» до Вашего сознания: «ставший» взрослый человек отдельно от общества НЕ ЕСТЬ ТОЛЬКО биологическим организмом. А Вы меня заставляете «лезть» в подробности теории антропогенеза ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, чтобы объяснить Вам, что мои ответы на Ваши вопросы без знаний этой теории ничего не прояснят…
На всякий случай, отвечу на Ваши вопросы, имея ввиду КОЛЛЕКТИВНОЕ сознание:
1) нет.
2) Есть границы эгоистичных чувств и нет «протосоциальных» (сопереживание, сострадание, дружба, наконец или тот же патриотизм, хотя последнее – уже к общественному сознанию: как говорится: ВЕСЬ наш народ переполнен негодованием…)». Есть индивидуальное обладание «рабочей» силой, опять же, в физическом смысле, но пользование ей коллективное, исходя из коллективного сознания. Есть Неиндивидуальное обладание коллективного мышления (мышление, «данное» коллективом «в пользование»;
3) Так же, как и в «стадном сознании»;
4) Опять же, нет сомнений, что индивид сам производит действия, но исходя «мышлению, данному в пользование» (делаю то, что требует от меня коллективное сознание) и согласно своим физическим особенностям и умениям (например, ловкость, внимание и пр.).
5) Больше УПРОСТИТЬ свои ответы БЕЗ существенного искажения своей мысли я не могу.
6) С уважением. Павел.

User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 30 2009, 04:27 PM
Отправлено #11


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Уважаемый Евгений! Все-таки, как я все больше убеждаюсь, при наличии каких-то общих, скажем, мировоззренческих, интуиций и мотиваций, мы с Вами ведем дискуссию, находясь в разных и во многом несоизмеримых парадигмах. Отсюда ряд недоразумений в Вашем понимании не только философии Хайдеггера (которая в высшей степени полемична, ибо затрагивает самый нерв философствования), но, главным образом, моей весьма, надо признать, нетривиальной рецепции его подхода в период «Бытия и времени».
У меня вовсе нет тождества бытия сущего, предмета мысли, факта. Есть различие:
сущее – вещи, принадлежащие определенным регионам, различие которых (регионов) обнаруживается уже в чувстве, которое, как «внятие» (νοείν) «никогда не способно скрывать» (догматизма в этом утверждении гораздо меньше, чем в Вашем варианте Элементарной mathesis universalis, утверждающей, что «любая категория, не подлежащая математическому исчислению, не является и <не> может являться базисной для философии»);
то, как сущее есть на самом деле. Похоже на кантовское различение чувственного опыта и вещей в себе, однако: «“За” феноменами феноменологии не стоит по их сути ничего другого, но пожалуй то, что призвано стать феноменом, может быть потаенным» [БВ, с.36]. Почему? Потому что это самое «на самом деле» бытия сущего есть фактичность его так-и-сяк-бытия, которая в разнообразии этого «так-и-сяк» явлена мыслящему субъекту. Последний не только мыслит, но и орудует, сосуществуя с другими, впадая в болтовню, любопытство, потому бытийствуя в высшей степени двусмысленно, немало ужасаясь этому (в статье это осмысливается как «опыт разрыва»), и либо переплавляя этот ужас в решимость и рискуя, либо успокаивая себя, но тем самым, усугубляя двусмысленность. И вот это так-и-сяк фактичности бытия самого мыслящего создает герменевтическую ситуацию в методологии науки, заключающуюся в том, что толкование «может черпать принадлежащую к толкуемому сущему концептуальность из него самого или же вгонять его в концепции, каким сущее по способу своего бытия противится» [там же, с. 150].
Поэтому следует различать онтический и онтологический уровни мышления для того, чтобы не смешивать онтологический (обоснование) и онтический (калькуляция, описание и т.д.) уровни методологии. Главным образом, моя позиция в том, чтобы качество не выводилось из количества. А для этого как раз можно и нужно «начинать осмысление общественных явлений с сущности человека как живой системы», в противном случае, мы ни за что никакой логики истории не поймем! Мне бы интересно было ознакомиться с текстом «Хартии философского языка», на которую Вы ссылаетесь, но, вообще-то, мой подход к философии как раз в высшей степени концептуален, и именно поэтому я усматриваю однобокость в Вашем детерминизме. Ведь вот на чем основываются эти утверждения: «проявления чувств есть следствие возникновения права», «чувства становятся пространственными границами человека не сами по себе, а вследствие каких либо свершающихся действий в системе права»?! Во-первых, чувства непространственны, из чего, однако, не следует, что понятия их обозначающие, являются пустыми, так как чувства относятся к пространственным предметам. То есть, во-вторых, чувства, хоть они сами по себе и непространственны, имеют место, и имеют место до того, чтобы стать следствием действий. Потому что, в-третьих, они чреваты проектом, а значит, содержат в себе причинность, альтернативную каузальной, а именно, телеологическую. Соответственно, имеет место динамика «разрыва» (см.: статью), которая определяет диалектическую логику как экзистенциального анализа, так и анализа математического. В этом смысле, верно, что «в понятие забота входит право и обязанность, что взаимно исключают друг друга в исчислении как плюс и минус» (вспоминается лекция Дугина «Опыт разрыва. Боль и число»; опубл. Дугин А. Философия традиции. М., 2002, с.403-459; т.ж., http://www.arcto.ru/modules.php?name=News&...le&sid=151).
В определенном случае, а именно, в случае конкретно-научного исследования, Ваш редукционизм и детерминизм необходимы, но не надо проецировать их на онтологию в целом. Там иного рода редукционизм и детерминизм работает. Вы говорите о логике истории, но почему-то решаете за историю, какой подход в понимании ее логики оптимален, а какой нет. И что касается Элементарной философии, то понятность должна основываться не только на «опыте выживания» (что сегодня, конечно, особенно актуально, и не только для студентов), но и на осмыслении историчности нашей жизни. Осмыслении, ориентированном конкретным жизненно-практическим вопросом о том, каков оптимальный путь преодоления «разрыва» в динамике социально-исторического субъекта.
Я развиваю хайдеггеровский подход в научной методологии, от которой Хайдеггер (и в этом я вижу его основную ошибку) дистанцировался. Не следует искать в его философии готовой «позиции в миропонимании». Нет там готовых решений и в методологическом аспекте, и в этом аспекте его подход надо доводить до ума. Этот опыт как раз таки и учит, что борьба с водной стихией может быть и осмысленной, и весьма продуктивной. Продолжая эту Вашу метафору, можно заметить, что, конечно, насчет поворота рек вспять трудно сказать, но вот плотины, гидроэлектростанции и т.п. представляют яркий пример такой продуктивности.
То есть у Хайдеггера как раз заявлена парадигма, хотя и не построена. Но не построена она в силу этой неистребимой инерции в понимании замысла, в силу того, что кроме экзистенциализма и трансцендентального солипсизма, или, как Вы говорите, «парадигмы страха», никто ничего не хочет видеть. Тогда, как, впрочем, и ныне, во-первых, каждый был занят своей парадигмой, во-вторых, построение парадигмы воспринималось не как проект, а как здесь-и-тепер-даёшь-на-гора. Тем не менее, парадигма была заявлена, и страх – это лишь один из ее элементов. И логика там есть, и даже математический формализм там можно найти. Не даром, профессура в шутку называла юного Хайдеггера «чуждым истории математиком». Если же серьезно, то формализм и концепция истины связаны у Хайдеггера все с той же заботой, которая, конечно же, не калькулируема, как не калькулируема (каким бы количеством рассуждения Вы меня не убеждали!) историчность.
С небольшими купюрами и изменениями приведу кусок из диссертации, которую я недавно защитил на филфаке МГУ. Вот Вам, кстати, пример защитившегося философа, который рекрутировался из науки и только о том и радеет, чтобы «взглянуть на мир другими глазами», или, как выразился П.Рикёр именно по поводу хайдеггеровского подхода, «перевоспитать наш глаз и переориентировать наш взгляд» (Рикëр П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике. М., 1995, с.14).
Термин забота имеет у Хайдеггера онтическое (экзистентное) и онтологическое (экзистенциальное) значения, где первое подразумевает круг актуальных «забот» повседневности, а второе нацеливает на бытие-в-мире как возможность, являющуюся смыслом всех онтических определений этого термина. В соответствии с этим, происходит формализация онтического смысла заботы, причем, здесь она не сопряжена с чисто теоретическим обобщением, так как экзистенциально-онтологическое понятие заботы обретено в доонтологическом самоистолковании Dasein. В отличие от традиционной процедуры формализации, структурные характеристики Dasein (экзистенциалии) не лишаются содержания, но как раз обретают его. Будучи очищенными от предикативных определений и онтически пустыми (непредметными), они обретают, по Хайдеггеру, «свою особую онтологическую определенность и полноту» [БВ, с.200]. Это значит, что Dasein не просто время от времени заботится о чем-то, но само в своем существе есть забота. Поэтому, говоря о хайдеггеровской концепции истины, следует иметь в виду, что открытость получает бытийное осуществление в рамках динамической противоположности и взаимосвязи модусов собственности и несобственности бытия Dasein, равновесно составляющих априорную структуру заботы. Dasein «равноисходно существует в истине и неистине» [там же, с.223], следовательно, «уравнивание» истины и открытости (ср: Тугендхат Э. Хайдеггеровская идея истины // Исследования по феноменологии и философской герменевтике. Минск, 2001, с.142) имплицирует различение и противопоставление истины собственной и несобственной. Следует, таким образом, спрашивать о том, как осуществляется забота, и различать два уровня анализа оппозиции истина-заблуждение: уровень, на котором истина и заблуждение конституированы как соответствие и несоответствие вещи и мысли (классическая, или корреспондентная концепция истины), и уровень, на котором тематизируются трансцендентальные основания заблуждения, его укорененность в самой априорной конституции познания.
Тем самым, Хайдеггер указал проблемный характер когерентной концепции истины (соответствия знания имманентным характеристикам идеальной сферы в смысле классического трансцендентализма). Поэтому хайдеггеровский трансцендентализм отнюдь не сводится к тому, что он, по утверждению Тугендхата, «прочно связал философию субъективности с догматизмом достоверности самости (Selbstgewißheit)» [Тугендхат, указ. соч., с.145], и что он, как замечает Хабермас, не смог, вопреки заявленной «деструкции», преодолеть солипсизма гуссерлевской трансцендентальной феноменологии, рассматривающей самость в качестве той единственной инстанции, которая «только и придает существующему его смысл» [см.: Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М., 2003, с.149-150]. В методологическом плане, здесь следует говорить об указании герменевтической ситуации в самой трансцендентальной структуре познания, сообщаемой принципиально полемичным характером понимания как способа бытия субъекта (см. интересные фрагменты книги Г.Фрида «Полемос Хайдеггера: от Бытия к Политике» http://hpsy.ru/public/x1487.htm).
В соответствии с этим, обоснование истинности определяется в аналитике Dasein логикой герменевтического круга. В § 63 «Бытия и времени» (ключевой в методологической рецепции экзистенциальной аналитики параграф), констатируется факт введения человеческого существования в пред-структуру экзистенциально-аналитического наброска: Dasein «в виду его собственной способности-быть-целым, поставлено в предвзятие; ведущее предусмотрение, идея экзистенции через прояснение наиболее своей бытийной способности достигла определенности; с конкретно разработанной бытийной структурой Dasein его онтологическое своеобразие, в противовес всему наличному стало так ясно, что предрешение об экзистенциальности Dasein обладает достаточной артикуляцией, чтобы уверенно руководить концептуальной разработкой экзистенциалов» [БВ, с.311].
Герменевтическая ситуация, обозначенная этими достижениями, состоит, согласно Хайдеггеру, в том, что «сущее, которое всегда суть мы сами, онтологически всего дальше», так как бытие Dasein в его наиболее ближайшем модусе падения (Verfallen) руководит обыденным толкованием и скрывает его собственное бытие, «отказывая, тем самым, в адекватной базе направленной на это сущее онтологии» [там же]. Из этого следует, что задание этого сущего как заботы и решимости, то есть нормообразование в понимании его базовой динамической структуры через обобщение опыта усредненной повседневности, не является само собой разумеющимся, но должно обретаться «в противо-ходе к тенденции падающего онтически-онтологического истолкования» [там же].
Конец фрагмента диссертации.

То есть в высшей степени продуктивный синтез трансцендентализма и «философии жизни» (титул аналогичный, по ироничному выражению Хайдеггера, «ботанике растений»), вместе с возможностью преодоления раскола метафизики и прагматизма, может указать срединный путь между формализмом и интуиционизмом в философии математики. Конечно, математика нужна, но без того особого онтологического факультатива, какой мы находим в моем опыте методологической рецепции экзистенциальной аналитики, здесь не обойтись. В противном случае основания математики, как бы хорошо не «работал» ее аппарат, висят в воздухе, а значит последствия применения ее аппарата суть все тот же «постав», хоть и предсказуемый, но от того еще более ужасный, чем Е.Гайдар и его «команда».
Нужна система вроде гегелевской. Причем, система именно в виде факультатива, так как наука сегодня достаточно развита и самостоятельна, представляя собой «способ, притом решающий, каким для нас предстает все, что есть» [Хайдеггер М. Наука и осмысление // Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993, с.239]. Однако, понятие «факультативного» выступает здесь в своем двояком значении (лат. facultas означает: возможность, удобный случай, но так же – способность, силу, дар, талант): возможности, реализующейся при определенных условиях, но, в то же время, возможности как сущностной способности, могущества, Möglichsein. Поэтому разработка этой системы должна быть коллективным проектом, тогда и не будет этих тупиков, с которыми столкнулось «дело мысли» Хайдеггера, будучи сугубо индивидуальным почином.

С уважением,
Тарас Денисенко.

P.S. Комменты на Вашу дискуссию с П.Царевым пришлю позже.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:29 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Jan 30 2009, 08:45 PM
Отправлено #12


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



QUOTE(Евгений Волков @ Jan 30 2009, 09:25 AM)
Уважаемый, Тарас!
Не могли бы Вы прокомментировать мои вопросы и ответы Павла Царева из темы «коллективное, общественное и индивидуальное сознание» в разделе мысли вслух. Мне очень интересно знать ваше мнение в этих вопросах. Итак: 
Уважаемый, Павел!
Вернемся снова к формированию сознания. полагаю без этого нам не разобраться в таком глобальном вопросе как индивидуальное, коллективное и общественное сознаний и что они представляют в действительности, а ваше последнее сообщение позвольте ответить позднее.
Начнем поэтапно без доказательств, к которым мы еще вернемся.
Возьмем ситуацию, когда наступает переход из стада в разумный коллектив, племя.
1 Согласны ли вы, что без второго участника (участников) совместных действий, в том числе и воображаемого не родятся мысли. Да – нет.
2 согласны ли вы с тем, что человек в обществе, коллективе обладает пространственными границами: чувствами и рабочей силой. Да – нет.
3 согласны ли вы с тем, что под воздействием силы какого-то члена племени возникает новая система отношений членов племени. Да – нет.
4 согласны ли вы, что действия любого члена племени, коллектива индивидуальны, хотя могут быть совершенно идентичны действиям другого члена.
Давайте пока остановимся на этих вопросах и поищем точку взаимопонимания в вопросе возникновения сознания.
С уважением Евгений Волков.
Евгению! Понимаете, что существуют вопросы, на которые В ЗАДАННОМ ФОРМАТЕ (допустим: «да, нет») просто нельзя ответить. Например: «Зебра белая или чёрная?» или: «Какой запах у гордости: розы или сирени?». Это я грубо, чтобы были понятны мои примечания.
Вы: «Возьмем ситуацию, когда наступает переход из стада в разумный коллектив, племя». Это, в моих терминах – «стадное сознание» (в ОТЛИЧИЕ от коллективного!)? Отвечаю (на «стадное сознание»)
1. Да.
2. Эмоциями, а не чувствами (как, например, шимпанзе) – да. Рабочей силой – и да (будем говорить, как ЛЮБОЕ физическое тело – на «самосохранение»), и нет (посредством «через другое» (синергетика). И при чём здесь пространственные границы7
3. Новая СИСТЕМА отношений? – нет. СИСТЕМА- та же. Меняются элементы в системе.
4. В общем-то, ДЕЙСТВИЯ даже каждого муравья – его, так сказать, личные (кто же всё делает для муравейника, если не КАЖДЫЙ муравей)?
Итак, на три Ваших первых вопроса, я по-моему, ответил однозначно. Остаётся четвёртый вопрос. Судя по предыдущему Вашему сообщению, Вы не уяснили РАЗНИЦУ между инстинктами ЖИВОТНЫХ и условными рефлексами (тех же ЖИВОТНЫХ, но более продвинутых по ступеням эволюции). Инстинкты – это то в «психике», что проходит эволюционный отбор через, исключительно (или – в подавляющем проценте) НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ. Т.е. родился, например, крокодил с «такой-то психикой» и умер с такой же. УСЛОВНЫЕ РЕФЛЕКСЫ: это РАЗВИТИЕ психики ПРИ ЖИЗНИ того или иного животного путём как ОБУЧЕНИЯ, так и САМОобучения, по принципу: «всё, что меня не убивает – делает меня сильнее» (индивидуальный опыт на УРОВНЕ УСЛОВНЫХ РЕФЛЕКСОВ, корректирующий поведение особи)… Третья, так сказать, стадия: грубо говоря (хотя говорить такое вот так просто – НЕЛЬЗЯ!):
1) человек, это такая биологическая система, которая «научилась манипулировать ОБРАЗАМИ памяти ТАК, как и РУКАМИ. Ей (этой биологической системе) НЕ НАДО, например, перебегать с места на место, выбирая НАИБОЛЬШЕЕ соответствие ПРОШЛОГО опыта (условных рефлексов, «занесённых в память») со своим местоположением и окружающей средой; она (эта «биологическая система») проделывает это «в уме» (мысленно) и уже ПОЭТОМУ не является ПРОСТО биологической системой, потому как обладает мышлением: способностью оперировать НЕ САМИМИ предметами, а их ОБРАЗАМИ (образное мышление), СРЕДИ которых и ОБРАЗ того, КТО ОПЕРИРУЕТ;
2) она МОЖЕТ это делать целенаправленно, абстрагируясь от НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ «включённости» в конкретную ситуацию (быть «выше» конкретики). Прим. и ПОЭТОМУ ей нужно иметь аппарат ТОРМОЖЕНИЯ условных рефлексов (чтобы было время подумать, а не бездумно следовать за ними).
Отсюда и следует ДВОЙСТВЕННОСТЬ деятельности человека и ДВОЙСТВЕННОСТЬ его природы: ОДИН И ТОТ ЖЕ взрослый человек, обладающий сложившимся сознанием, ОДНОВРЕМЕННО – и биологический организм, ВКЛЮЧЁННЫЙ в конкретику, и ОБРАЗ его, мыслящий (воспроизводящий, творящий) «образную» реальность, ОТЛИЧНУЮ от реальности конкретики, в которую он включён…
Поэтому и генезис становления человека есть процесс появления этой способности «двигать, изменять» образы памяти, и развития этой способности. Безусловно, этот генезис НЕ МОЖЕТ протекать без участия «стада», ПРЕОБРАЗУЮЩЕГОСЯ СОВМЕСТНО с его «элементами», в коллектив и далее – в общество. «Стадное сознание» - это, как раз, этап появления самого сознания, которого, в общем-то, ЕЩЁ нет НИ В КОМ из элементов стада, и НЕТ в самом, соответственно, стаде. Но оно, как бы, спорадически ВОЗНИКАЕТ в процессах коллективной, совместной деятельности: защита от хищников, поддерживание огня, постройка жилищ, загонная охота, путём возникновения необходимости постоянной КОРРЕКТИРОВКИ своей условнорефлекторной деятельности с условнорефлекторной деятельностью других (окриком или собственным действием). Эта корректировка, по сути, означает: соотнесение, согласование своего знания, как условнорефлекторного опыта, со знанием других. Согласование ЗНАНИЯ и есть, по сути, СО-ЗНАНИЕ не каждого ОТДЕЛЬНОГО индивида, но «стада», где «движущимися и изменяющимися (корректирующими себя) картинками (образами)» являются сами протолюди, так сказать, «во плоти и крови» («овеществлённое» сознание).
Естественно, что когда я говорю «стадное сознание», то имею ввиду этап спорадического образования этого сознания в «экстремальных» ситуациях, требующих коллективного действия. Таким образом, обезьянолюди (или даже – питекантропы?), по моему мнению, в обычной обстановке вели себя как обычные стадные животные, обладающие условными рефлексами, которые (т.е. – условные рефлексы) несомненно, ОТЛИЧАЛИСЬ у разных членов стада (ибо «обучение» даже в стаде НЕ ВЕДЁТСЯ одинаково всем стадом (есть «мамаша» со своим «статусом» в стаде, есть ЕЁ окружение и т.д.), но «вариативность» их различий однозначно ограничивалась ОДИНАКОВЫМИ для всех животных стада ИНСТИНКТАМИ (т.е. ОТСУТСТВИЕ ТОРМОЖЕНИЯ). Поэтому я и ответил на четвёртый Ваш вопрос, что В ОБЫЧНОЙ обстановке действия любого члена «племени» «индивидуальны» («индивидуально рефлекторны»). В КОЛЛЕКТИВНЫХ же действиях они СОГЛАСОВАНЫ (часть ОДНОГО коллективного действия, в котором они ПОДЧИНЕНЫ определённой ОДНОЙ цели и ИЗМЕНЯЮТСЯ, теряя «стушёвывая» свою вариативность – НИВЕЛИРУЮТСЯ). Поэтому, как время проявления тех или иных условнорефлекторных действий, так и их вид при коллективных действиях не ЕСТЬ «личными», «индивидуальными», которыми индивид волен пользоваться по своему усмотрению и когда ему угодно… И вот КАК мне однозначно Вам ответить: «да» или «нет»? Я даже не уверен, что правильно согласился с Вашим «человек обладает пространственными границами» чувствами, ибо «корректировка условных рефлексов» при коллективных действиях невозможна без чувства СОПЕРЕЖИВАНИЯ, а оно, по самоназванию не МОЖЕТ БЫТЬ ЛИЧНЫМ… И я Вам сразу сказал, что учёт эволюции чувств резко усложняет выяснение ТОГО, что я, единственно в рассмотренном аспекте хотел «довести» до Вашего сознания: «ставший» взрослый человек отдельно от общества НЕ ЕСТЬ ТОЛЬКО биологическим организмом. А Вы меня заставляете «лезть» в подробности теории антропогенеза ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, чтобы объяснить Вам, что мои ответы на Ваши вопросы без знаний этой теории ничего не прояснят…
На всякий случай, отвечу на Ваши вопросы, имея ввиду КОЛЛЕКТИВНОЕ сознание:
1) нет.
2) Есть границы эгоистичных чувств и нет «протосоциальных» (сопереживание, сострадание, дружба, наконец или тот же патриотизм, хотя последнее – уже к общественному сознанию: как говорится: ВЕСЬ наш народ переполнен негодованием…)». Есть индивидуальное обладание «рабочей» силой, опять же, в физическом смысле, но пользование ей коллективное, исходя из коллективного сознания. Есть Неиндивидуальное обладание коллективного мышления (мышление, «данное» коллективом «в пользование»;
3) Так же, как и в «стадном сознании»;
4) Опять же, нет сомнений, что индивид сам производит действия, но исходя «мышлению, данному в пользование» (делаю то, что требует от меня коллективное сознание) и согласно своим физическим особенностям и умениям (например, ловкость, внимание и пр.).
5) Больше УПРОСТИТЬ свои ответы БЕЗ существенного искажения своей мысли я не могу.
6) С уважением. Павел.
*


Евгений, Ваши вопросы – это такой тест на солипсизм. Это первое впечатление, но вообще, я не противник такого подхода, если его творчески, развивать, усложнять… То есть, есть нечто конкретное, от чего плясать, то бишь, разворачивать полемику, тот самый конструктивный «конфликт интерпретаций», о котором говорил П.Рикёр.
Ответы П.Царева – Да-Да-Нет-Да – вызывают известные реминисценции. cool.gif
Если серьезно, то я это все вижу следующим образом. Вы предлагаете некую матрицу отношений индивид-коллектив, внутри которой выделены инварианты понимания этих отношений и соответствующих нормативных оппозиций. Как я понимаю, эта матрица призвана составить экспертные оценки. Но вот если сопоставить фиксируемую в ней динамику общественных отношений смыслу жизни, то возникают трудности, так как представление о всеобщей онтологической мере осмысленности жизни оказывается вне компетенции экспертов. В результате, мы неизбежно сталкиваемся здесь с герменевтической ситуацией, так как эксперты вряд ли будут едины даже в понимании нормообразующих оснований вот этой выделенной вами матрицы, о чем свидетельствуют, например, замечания П.Царева приведенные им в начале. Ничего плохого в этом нет, если направить всё в русло «конфликта интерпретаций».
Что касается эволюционизма и рефлексологии, фигурирующих в размышлениях Вашего визави, то надо заметить, что эта теория, претендуя на преодоление субъективизма, строится ведь на тех же «спорадически» возникающих «образах», которыми она оперирует, подгоняя под них «факты» наблюдения и организацию эксперимента. Но вот есть мир, который не сводим к «среде», и смысл, преднаходимый в этом мире, меняется, как замечает Франкл, со дня на день, от часа к часу. И для того, чтобы обнаружить этот смысл как «возможность на фоне действительности», проявив надситуативную активность, но оставаясь, при этом, включенным в конкретную ситуацию, недостаточно «аппарата торможения». Смысл должен быть найден в мгновение ока, и тут уж точно, как говорится, «не тормози!». Здесь собственно и обнаруживается разрыв, каузально-телеологический антагонизм, требующий привнесения в свои решения чего-то беспрецендентного, пусть и в бесконечно малых долях. То есть всегда оказывается недостаточно опыта, запечатленного в фило- и онто-генезе.
Как это в свое время пел Гребобор:
У каждого дома есть окна вверх,
Из каждой двери можно сделать шаг,
Но если твой путь впечатан мелом в асфальт,
Куда ты пойдешь, когда выпадет снег?

Можно сколько угодно усложнять систему организм-среда, огуманитаривая ее с помощью синергетики, но, чтобы не получалось «деконструкции», следовало бы осмыслить прежде этого систему субъект (в том числе, коллективный)-смысл (в том числе жизни общества). Закрепить эту систему в качестве факультатива научной мыли для отслеживания в ней герменевтических ситуаций.
И тут, возвращаясь к нашим с Вами «баранам», хотелось бы привести фрагмент из упомянутой мною в статье книги Б.С. Братуся «Аномалии личности», ярко иллюстрирующий герменевтическую ситуацию в понимании сущности человека как общественного существа, возможностей его калькуляции в этом качестве, а также, в осмыслении каузально-телеологического антагонизма в динамике его бытия.

Поскольку речь идет не о чем ином, как о человеке, то в представлениях о его «норме» мы должны исходить из понимания основной сущности человека, которая и делает его собственно человеком, отличая, отграничивая от других живых и обладающих психикой обитателей планеты. В наиболее общей форме сущность человека выражена К.Марксом в широко известном положении, согласно которому «в своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений». При развертывании, конкретизации этого тезиса необходимо учитывать несколько важных моментов. Во-первых, неоднократно подчеркнутую К.Марксом пагубность противопоставления человека, индивида, с одной стороны, и общества, общественных отношений — с другой. «Прежде всего,— писал он,— следует избегать того, чтобы снова противопоставлять «общество», как аб¬стракцию, индивиду. Индивид есть общественное существо. Поэтому всякое проявление его жизни — даже если оно и не выступает в непосредственной форме коллективного, совершаемого совместно с другими, про¬явления жизни,— является проявлением и утвержде¬нием общественной жизни». Человек, таким образом, находится не «вне», не «над», не «под», не «за», не «против» общества, он есть «общественное существо», есть всегда образ общества, более того, в пределе своем, родовой сущности — образ Человечества (мы остав¬ляем пока вопрос о том, каким может быть этот образ в каждом конкретном случае — искаженным или ясным, частичным или полным).
Другой момент, который следует подчеркнуть, может показаться чисто внешним, терминологическим, хотя на самом деле он имеет принципиальное значение для определения «норм» психического развития человека. В рукописи «Тезисы о Фейербахе» нет слов «совокуп¬ность всех», а стоит короткое французское слово «ан¬самбль», имеющее иной смысловой оттенок. На этот мо¬мент справедливо обращают внимание современные фи¬лософы (Л.П.Буева, М.С.Каган, А.Г.Мысливченко и др.), отмечая ненужность перевода этого слова, став¬шего интернациональным. Действительно, если сам К. Маркс использовал для тезисного, т. е. наиболее точ¬ного и краткого, выражения своих мыслей именно это, иноязычное для него, пишущего по-немецки, слово, то нет нужды и в переводе этого слова на русский язык» поскольку оно находится в равном отношении и к рус¬скому, и к немецкому языкам — в отношении ассими¬лированного, не требующего перевода иностранного слова, широко вошедшего в культурный обиход. Не стоило, быть может, говорить об этом подробно, если бы слово «ансамбль» в этом основополагающем тезисе было переведено в адекватном смысловом ключе. Меж¬ду тем слово «совокупность» далеко не синоним слова «ансамбль». Смысловым синонимическим рядом здесь являются скорее «слаженность», «соподчинешюсть», «содружество», «организованное единство» и т. п. Мы часто, например, слышим слово «ансамбль» в отно¬шении музыкальных коллективов, объединенных общей задачей исполнения музыки и достигающих выполнения этой задачи слаженными, соподчиненными, взаимодо¬полняющими, взаимооттеняющими друг друга усилия¬ми, подчиненными некоему единому замыслу. Чем более выражены эти свойства, тем в большей степени группа музыкантов представляет собой единый, сыгранный ансамбль. Если же названные свойства находятся в за¬чаточном состоянии или отсутствуют вовсе, то перед нами не ансамбль, а лишь совокупность всех находя¬щихся на сцене музыкантов. Можно, таким образом, сказать, что «совокупность всех» — это нижняя смыс¬ловая граница «ансамбля» или, напротив, его началь¬ная отправная точка, но никак не отражение сути по¬нятия.
Эта терминологическая неточность привела к целому ряду смысловых смещений не только в философском плане, но и в конкретно-психологическом. Последнее выразилось прежде всего в том, что, несмотря на столь частое цитирование Марксова тезиса о сущности чело¬века как совокупности всех общественных отношений, это положение не удалось убедительно связать с кон¬кретным представлением о психике, и прежде всего о высшем отражательном и интегративном ее уровне — личности. Основная трудность состояла в том, что ни¬какой конкретный человек не мог, разумеется, претен¬довать на воплощение всей совокупности общественных отношений, и уже по этому чисто арифметическому признаку конкретный человек непроходимой полосой от¬делялся от своей родовой сущности. «Могу ли я,— спрашивал, например, И.С.Кон,— не погрешив против истины, назвать себя совокупностью всех общественных отношений, когда сфера моей (и вашей, и любого кон¬кретного индивида) деятельности заведомо включает лишь незначительную часть этих отношений?». По¬нятно, что при такой постановке вопроса ответ может быть только отрицательным, а родовая сущность чело¬века в конечном счете — отделенной от жизнедеятель¬ности конкретного, живого, «грешного» человека. До¬стигнуть же приближения к этой сущности можно только путем увеличения числа реализуемых личностью отношений, т. е. опять же арифметическим путем:
чем больше будет этих отношений, тем ближе к родовой сущности. Отсюда, в частности, сведение понятия все¬стороннего развития личности к представлению о ее много- и разносторонности, задействованности в как можно более различных видах деятельности. (Понятно, что, согласно такому представлению, дилетант, овладев¬ший многими видами деятельности, имеет несомненное преимущество перед ученым, всю жизнь посвятившим решению одной узкой проблемы; первого исходя из арифметического подхода можно назвать все-, много-или разносторонне развитым, второго — развитым одно-или малосторонне.)
Чтобы избежать этих недоразумений, необходимо вернуться к двум отмеченным выше моментам рассма¬триваемой концепции. Во-первых, что человек всегда есть общественное существо, что он «живет миром». Во-вторых, сущность человека — не просто сумма, со¬вокупность, но сложный ансамбль общественных отно¬шений, т. е. их соподчинение, сопряженность, гармони¬ческое единство, иерархия. Таким образом, от родовой сущности каждый конкретный индивид отделен не ариф¬метически, не разностью (всегда, разумеется, удру¬чающе бесконечно большой) между совокупностью всех общественных отношений и количеством отношений, реально осуществляемых индивидом. Человек, как об¬щественное существо, изначально связан, исходит из этой сущности, он являет ее образ, хотя, как мы уже говорили, этот образ может быть весьма разным, в том числе и глубоко извращенным. При этом не само коли¬чество общественных отношений играет главенствующук» роль. Как верно заметил М.С.Каган, не «совокуп¬ность всех», а «ансамбль» предполагает объединение в человеческой сущности отнюдь не всех отношений, а только тех, которые способны персонифицироваться и интериоризироваться. Далее — эти персонифициро¬ванные и интериоризированные отношения не строятся по некоему установленному шаблону, не появляются сразу в виде готового предмета с заданными свойст¬вами, они всегда процесс, всегда движение. Человек «не стремится оставаться чем-то окончательно устано¬вившимся, а находится в абсолютном движении станов¬ления»,— писал К.Маркс. Поэтому нет такой итого¬вой совокупности всех отношений, которая определила, замкнула бы своим числом сущность человека, и задача исследования этой сущности, что особо подчеркивает Г.С.Батищев, должна состоять не в поисках какой-либо ее «собственной» конечной природы, а в объяснении того, каким образом и почему человек есть безмасштаб¬ное существо . Наконец, на что мы уже обращали вни¬мание, представление об ансамбле (в отличие от сово¬купности) подразумевает определенное сопряжение, соподчиненность его составляющих. Возникает, следо¬вательно, задача выделить основные линии этого ан¬самбля, его системообразующий фактор, задающий его «мелодию», его «движение становления», его иерархи¬ческое единство и гармонию.
Таким главным, системообразующим представ¬ляется способ отношения к самому человеку. К.Маркс писал: «Так как человеческая сущность является истин¬ной общественной связью людей, то люди в процессе деятельного осуществления своей сущности творят, производят человеческую общественную связь, общест¬венную сущность...» Эта связь, составляющая челове¬ческую сущность, и есть отношение человека к человеку. В применении к психологии об этом ярко и проникно¬венно сказал С.Л.Рубинштейн: «...первейшее из первых условий жизни человека — это другой человек. Отно¬шение к другому человеку, к людям составляет основ¬ную ткань человеческой жизни, ее сердцевину. «Сердце» человека все соткано из его человеческих отношений к другим людям; то, чего оно стоит, целиком определяет¬ся тем, к каким человеческим отношениям человек стремится, какие отношения к людям, к другому чело¬веку он способен устанавливать. Психологический ана¬лиз человеческой жизни, направленный на раскрытие отношений человека к другим людям, составляет ядро подлинно жизненной психологии. Здесь вместе с тем область «стыка» психологии с этикой».
Как всякий жизненный, живой процесс, отношение к человеку несет в себе некое исходное противоречие, борьбу противоположных возможностей и тенденций. Этими противоположно направленными возможно¬стями, векторами, тенденциями является, с одной сто¬роны, рассмотрение человека как самоценности, как непосредственно родового существа, а с другой — пони¬мание человека как средства, подчиненного внешней цели, как вещи, пусть даже особой и уникальной, но вещи среди других вещей. Это противоречие в понима¬нии человека проходит через всю историю человечества, которую в этом плане можно рассматривать как борьбу за свободу и достоинство, за признание родовой чело¬веческой сущности, против вещных отождествлений (раба — с орудием, крепостного — с собственностью, наемного рабочего — с производимой им технической операцией и т. п.).
Разумеется, те или иные вещные отношения, вещные цели будут всегда оставаться насущными—отсюда и постоянная проблема приведения их в соответствие с целями невещными. И это соответствие, если мы хотим развития человека именно как человека, может быть только одним — цели невещные должны в конечном счете обусловливать, подчинять цели вещные.

Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988. С. 24-29.
http://ihtik.lib.ru/psychology_20sept2007/...ept2007_404.rar

Видите, «совокупность» или «ансамбль», казалось бы просто слова, flatus vocis, а какие серьезные последствия в виде «смысловых смещений».

С уважением,
Тарс Денисенко.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:49 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Евгений Волков
post Feb 1 2009, 02:59 PM
Отправлено #13


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 1 365




Уважаемый, Тарас!
Спасибо за содержательный ответ. Особенно спасибо за книгу Б.С. Братусь «Аномалия личности».
Я не специалист в области патологии личности, вообще медицины, но именно философия помогла мне самого себя излечить от неизлечимого по медицинским показаниям недуга. Я ходил на клюшках после аварии, врачи приговорили к такой жизни навсегда, но сейчас я практически забыл свои болячки. Исчезли остеохондроз и артрит, исчезли новообразования хрящевого характера в суставах и позвоночнике. На этом основании смею предположить иное толкование нормы и патологии. В книге «Аномалия личности» можно увидеть различные взгляды на норму и патологию. Но все эти взгляды опираются на два подхода к этой проблеме. Либо статистический, либо отвергающий такой подход. Наша с вами дискуссия, дискуссия с Павлом Царевым и книга «аномалия личности» натолкнула меня на мысль о необходимости иного подхода к норме патология. Вы сторонник развития общества через личность как первооснову возникновения сознания, Павел сторонник коллективного сознания как первоосновы, я придерживаюсь того, что первоначально сознание возникло по принципу отталкивания имеющихся у индивида образов действия и каких то звуковых, возможно примитивно вербальных символов от образов и символов другого индивида с последующим их синтезом. Без проникновения в сознание индивида сознания другого новые мысли не рождаются, не возникает комбинаторика образов. Все три теоретических начала возникновения сознания определяют различное понимание причин развития человека и общества. Какое из них правильное, позволяющее понять наше развитие покажет время, возможно, определимся в дискуссии.
Возьмем начало сознания у Павла. К. Кюль-ер говорил, что «в тот самый день, когда больше не будет полунормальных людей, цивилизованный мир погибнет, погибнет не от избытка мудрости, а от избытка посред¬ственности». Из книги «Аномалия личности». Замечательно сказано. То есть если бы существовало коллективное мышление цивилизованного мира просто бы не было. Но я хочу сказать о том, К. Кюль-ер разделил общество на полунормальных и нормальных, исключил какое либо понимание коллективного мышления. Но к кому необходимо отнести понятие полунормальный? Я полагаю к представителям власти, которые двигают общество, к гениям, новаторам и т.д.. Общество всегда к ним относится как к не похожим на остальных, всегда, как правило, их опасается и чаще всего подчиняется, следует за ними, принимает их мысли.
Если принимать ваше утверждение о первопричины сознания личности, то тогда исчезает движение мысли от одного индивида к другому, что противоречит логике. Такое движение было и всегда будет. Если же мыль остается в собственном сознании, не находя выхода, то на этом основании можно предположить возникает патология личности. Происходит нарушение отражения сознания в сознании другого по принципу теннисного шарика. Больной человек с расстроенным сознанием ищет опору своим мыслям в собственном сознании, а не в сознании других. По этому многие гении и страдают расстройством сознания не находя опоры в сознании других. Они не могут дать оценки своему сознанию, через сознание других в следствии более низкого уровня развития и по этому происходит раздвоение личности или еще что-то. Вероятно, объяснение психических расстройств можно искать и в этом направлении. Но вам виднее как специалисту. Я же исхожу из философского понимания возникновения сознания как возникновение синтеза отражающегося сознания других индивидов. Это дополнительное основание утверждать о ограниченной сфере применения вашей теории. Понимание возникновения сознания в борьбе, движении мысли от сознания одного к другому объясняет развитие общества с возможность описать такое развитие математически.
Но еще очень много дураков на свете, которые с пеной у рта будут доказывать, что применение математики не возможно, тогда как она уже применяется. Вы хорошо сказали, что нужна система. Но чтобы к ней прийти нужно разовраться с саомй системой нашего бытия, то есть в системе государство. В государстве существуют три сферы власти, основанные на праве собственности, праве распоряжения и праве пользования. Это представительная власть, исполнительная и муниципальная. В каждой из трех сфер государства существуют собственный математический метод исчисления уровня прав народа (нормальных). Я об этом писал. Не хочу повторяться. Если бы существовало коллективное или индивидуальное мышление система государство не смогла бы выделить собственные институты власти, государство бы не состояло из этих трех сфер, то есть не было бы разделение власти по ее видам. Но главное в системе государство, это развитие права в каждой из областей от области управления к области труда. То есть все тот же принцип тенниса, но уже в масштабах пространственных границ человека. Возникающие общественные отношения формируют движение права, его уровень, формируют качество власти. Маркс не увидел пространственные границы человека в общественных отношения, хотя об одной из них он указал - о рабочей силе. Но должного понимания ее значения в общественных отношениях не сделал. Отсюда и его нелюбовь к частной собственности. Но в конечном итоге частная собственность и есть элемент рабочая сила. Маркс писал: «В наиболее общей форме сущность человека есть совокупность всех общественных отношений». Это глубочайшее заблуждение Маркса. Человек не может быть совокупностью всех общественных отношений. Прежде всего он живая система. А в социальную систему он ступает своими пространственными границами. А вот совокупность пространственных границ всех участников общественных отношений и является совокупностью общественных отношений, которую уже можно просчитать. Ошибается и Г.С.Батищев заявив, сущность человека, и задача исследования этой сущности должны состоять не в поисках какой-либо ее «собственной» конечной природы, а в объяснении того, каким образом и почему человек есть безмасштаб¬ное существо. Человек как система всегда конечен, его пространственные границы также имеют начало и конец. Совокупность пространственных границ также ограничена и имеет масштаб равный системе государства. Мои слова вами же и подтверждаются словами С.Л.Рубинштейна: «...первейшее из первых условий жизни человека — это другой человек. Отно¬шение к другому человеку, к людям составляет основ¬ную ткань человеческой жизни, ее сердцевину. «Сердце» человека все соткано из его человеческих отношений к другим людям; то, чего оно стоит, целиком определяет¬ся тем, к каким человеческим отношениям человек стремится, какие отношения к людям, к другому чело¬веку он способен устанавливать». В основе всего находятся физические отношения между людьми, которые возникают только лишь благодаря мыслительным и чувственным процессам у человека.
Вы нашли у Хайдеггера то, что он сам упустил. Это замечательно. А то уж я принял было вас за фанатика Хайдеггера, не способного критически осмысливать его труды. Я уже писал вам, что вижу место ваших исследований в установлении механизма воздействия на механизм общественных отношений. Понимаю, что слово механизм не очень корректно, но другого пока не нахожу. Сам механизм общественных отношений мною описан. Необходимо установить, как на него воздействуют различные факторы, направляющие этот механизм, создающие ту неповторимость каждого государства, какую мы видим в действительности, о какой мы знаем из истории. Вот здесь возможно и пригодился бы ваш метод. Может быть, удастся найти то, что предшествует движению мысли в социальной системе, что порождает такое движение в живой системе. надеюсь такое различие вам понятно. Я считаю и от этого отталкиваюсь возникновение движения мысли в социальной системе, это является первоосновой. Но зарождение происходит первично в живой системе и здесь ваша правота. Я лишь призываю не переносить законы зарождения мысли в живой системе на социальную систему, там действуют другие законы. Вы пишите: «Нужна система вроде гегелевской. Причем, система именно в виде факультатива, так как наука сегодня достаточно развита и самостоятельна, представляя собой «способ, притом решающий, каким для нас предстает все, что есть» [Хайдеггер М. Наука и осмысление // Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993, с.239]. Однако, понятие «факультативного» выступает здесь в своем двояком значении (лат. facultas означает: возможность, удобный случай, но так же – способность, силу, дар, талант): возможности, реализующейся при определенных условиях, но, в то же время, возможности как сущностной способности, могущества, Möglichsein. Поэтому разработка этой системы должна быть коллективным проектом, тогда и не будет этих тупиков, с которыми столкнулось «дело мысли» Хайдеггера, будучи сугубо индивидуальным почином».
Я тоже всегда призывал к коллективному способу разработки системы познания человека, общества, государства. Нужна классификация философии, классификация изучаемой системы, классификация изучаемых явлений, субъекта отношений, разложение системы познания на элементы. Нужно установить законы, которые действуют только в определенных условиях, и выработать собственные методы познания. И здесь без Элементарной философии не обойтись. С этой целью я посылаю вам по почте свою статью и в ней восстановленную электронную копию Элементарной философии. Я ее восстановил только недавно, ранее она мною была утеряна. Оставались только печатные издания.
С уважением Евгений Волков.

User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Feb 2 2009, 02:15 PM
Отправлено #14


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Здравствуйте, Евгений!
У меня тоже аналогичные проблемы со здоровьем были: после оскольчатых переломов пяточных костей и смещений в голеностопных суставах, ходил на костылях. Отделался, в конце концов, плоскостопием и артрозом. Былой гибкости, конечно, уже нет, и ноги быстрее устают, но жить можно. Ну и в будущем, конечно, врачи прогнозируют осложнения с хрящевыми тканями.
Это так, к слову об органических патологиях. Я в них тоже не спец, поскольку и у меня образование не медицинское. Но вот что касается психических патологий, да еще в связи со смысловой динамикой личности, то тут методы медицины не всегда релевантны. Если просто наблюдать и отслеживать симптомы, то, при желании, определенное поведение можно интерпретировать как патологическое, а можно в том же самом поведении увидеть проявление психологических особенностей личности, нечто характеризующее ее уникальность. Соответственно, либо мы должны объявить человека «сошедшей с ума обезьяной» (Ницше), либо видеть точку отсчета в понимании нормы в каждом отдельно взятом индивидууме. Здесь опять возникает герменевтическая ситуация, разумеется, в том качественно ином, нежели ситуация интерпретации текстов и культурных артефактов, смысле, который подразумевается «герменевтикой фактичности».
Кстати, в начале моей статьи в 5-м абзаце по тех. причинам отсутствовала часть 1-го предложения. Сейчас она уже присутствует и целиком предложение выглядит так: «Фрейд как-то сказал: "Когда кто-то спрашивает о смысле жизни – он болен". Однако, как замечает М. Босс: "то, что необходимая структура (человеческого существования – Т.Д.) состоит из понимания бытия, – это не теоретический постулат, а факт"». Это ключевой момент. Не просто сознание, о котором мы будем схоластические дискуссии отправлять на предмет того, само по себе оно существует или возникает из коммуникации, а понимание как исток нашего отношения к действительности и взаимоотношений. Неэлиминируемая фактичность понимания хорошо демонстрируется примером в книге «Расколотое "Я"» Р. Д. Лэнга: «Есть история про пациента, которого подвергли испытанию на детекторе лжи. Когда его спросили, не Наполеон ли он, тот ответил отрицательно. Детектор лжи зарегистрировал, что он солгал» (Лэнг Р. Расколотое «Я». М., СПб., 1995, с.29; т.ж.: http://lib.ru/PSIHO/LANG/raskol.txt). Если подходить к этому с точки зрения формальной логики – или истинно, или ложно (дизъюнкция), – то, получается, мы должны согласиться с абсурдным фактом, что перед нами Наполеон собственной персоной. Но дело в том, что, испытывая нарушение в самоидентификации, человек искренне убежден в том, что он Наполеон, Жириновский, или, например, как у Гоголя в «Записках сумасшедшего» – Фердинанд VIII, но в то же время, он ПОНИМАЕТ, что ему не поверят.
Здесь и интерактивность, на которой Вы настаиваете, и пример герменевтической ситуации. Зачем тогда так усердствовать в доказательстве коллективной природы сознания? Зачем отстаивать то, на что сегодня уже никто всерьез не покушается?! И зачем эти изыскания, откуда взялось сознание? Это все исходит от каких-то инертных людей, которые никак не могут выкарабкаться из классических научных стандартов. Они сначала думают, что все можно редуцировать, прокалькулировать, экспериментально верифицировать, но вот их вдруг осеняет, что сознание не элиминируется. И дальше они, оставаясь в рамках все той же методологии, начинают высчитывать, сколько весит сознание, что-то с придыханием лепетать о «душе». Детский сад, ей Богу!
Можно говорить о природе сознания, понимая ее как генезис. Это, конечно, хорошо, это – РАЗВИТИЕ, это противостоит статичной схоластической метафизике. Но природа, в данном случае, – это еще и видовая определенность существующего. (Например, человеческая природа как человечность человека.) И в чем тогда природа сознания, каковы его видовые свойства? Это интенциональность (и в этом смысле пространственность), настроенность (в которой коренится интенциональность), способность выступать в качестве каузальной силы в деятельности, наличие речи. Последнюю, конечно, можно, если угодно, определять как «вторую сигнальную систему», возникшую спорадически. Дескать, когда-то, человек, еще, по сути, не будучи таковым, как-то там ползал, мычал что-то вместе со своими сородичами, и каким-то образом (спорадически) домычался до СОЗНАНИЯ. Но все дело в том, что, прежде чем гипотетически рассуждать о «заре самозарождения» человека, сознания, общественных отношений и т.д., следует признать, что наука ведь тоже ВОЗНИКЛА. И возникла не спорадически, а как один из исторических проектов, и вместе со своим гипотетико-дедуктивным методом, антиномиями Канта, идеальными экспериментами Галилея, неизбывно несет в себе элементы архаического мышления, создавая свою мифологию (ср.: К. Хюбнер. Прогресс от мифа, через логос, к науке http://ihtik.lib.ru/philosbook_22dec2006/p...c2006_2898.rar). А значит, надо избавляться от этой дурацкой инерции воспринимать науку как истину в последней инстанции, а ее выводы как готовый продукт. В противном случае, ничего, кроме манипуляции сознанием и самообмана, не получается. Особенно это касается наук о человеке, и особенно – психологии. «Ученые подсчитали», «ученые обнаружили», и далее подсовывается какая-нибудь поведенческая или квазипсихоаналитическая дребедень, апеллирующая к любопытству das Man.
И вот когда мы говорим о сознании и предлагаем какие-то его модели, мы, в то же время, должны помнить, что сознание – это, прежде всего, абстрактное понятие. Подчеркну, что абстрактное понятие не следует путать с пустым понятием. Абстрактное понятие относится к некому выделенному (абстрагированному) сегменту реальности. В этом смысле, эмпирический факт – это тоже абстракция, ибо он, в действительности, не отделим от определенной ситуации и от того, кто о нем свидетельствует. (Вот где начинается «герменевтика фактичности» как средство против спекуляций.) Пустое понятие (также не следует путать с пустословием) есть сугубо интеллектуальный продукт, оно обозначает идеальный объект или идеальную модель реального объекта. Так вот, чтобы не гипостазировать абстракции и не путать идеальное с реальным, требуется прийти к архаичности сознания, не в смысле какой-то хтонической мути, предшествующей рациональному и собственно человеческому в человеке, но в буквальном смысле αρχή, первоначала. И если в качестве такового рассматривается личность, то это не означает замкнутого в себе солипсизма или персонализма, отстаивающего аутентичный образ человека перед обезличивающим позитивизмом. Всё это пройденный этап, так как позитивизм сам уже давно, усилиями Куна, Фейерабенда и др., убедился в необоснованности своей монополии на научность. Гораздо важнее, что на опыте постпозитивистской философии науки мы наблюдаем определенную «бифуркацию» в развитии научного знания. С одной стороны, «методологический анархизм», с другой, близкая мне позиция М. Полани, который утверждал: «Мы можем надеяться разработать систему понятий для обоснования знания любого типа лишь тогда, когда мы найдем простые формулировки для определения независимости и экзистенциальной обусловленности личностного знания» (Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985. С. 252; т.ж. http://ihtik.lib.ru/philosbook_22dec2006/p...c2006_5033.rar).
Именно в такой перспективе появляется возможность решения поставленной Г.Г.Шпетом проблемы «собственника» сознания в связи с логикой научного мышления, для которой этот «собственник» все время предстает в качестве какого-то «анархического элемента» (см.: «Сознание и его собственник», п. 4, 2-й абз.; http://psylib.org.ua/books/shpet01/index.htm).

Странно, что Вы только теперь замечаете, что моя приверженность философии Хайдеггера не фанатична. Возможно, в моих рассуждениях присутствует определенный пафос, но все-таки, «земную жизнь пройдя до половины», да к тому же «остепенившись» в качестве кандидата фил. наук, я уже не в том умонастроении, когда, в силу естественного в юности максимализма и перфекционизма, превращают тот или иной философский опыт в символ веры, противопоставляя его всему и вся по принципу «тем хуже для действительности». И вполне усвоив парадоксальный исторический опыт философии, я отдаю себе отчет в том простом факте, что попытки неукоснительно следовать за тем или иным учением пагубно сказываются на судьбе его идей. Особенно это касается в высшей степени полемичного опыта таких философов, как Хайдеггер, Ницше, Маркс, Фрейд. Поэтому понимание как бытийное могущество, Möglichsein – это, в моей рецепции, не патетическая метафора, но возможность как facultas, которая в той или иной степени, также как и Ваша «рабочая сила», имеет место быть, и посредством которой каждый из нас «имеет быть» (zu sein hat) по отношению к миру и другим. То есть я лишь предлагаю вернуться к «Хайдеггеру-1» и адаптировать в научной методологии аналитику Dasein. В ней заложены все Элементы (ибо аналитика и есть разрешение того или иного существующего на элементы), которые надо четко зафиксировать и далее детально сопоставлять с регионами тех или иных наук, хотя бы социальных и гуманитарных. Например, со-существование (Mit-sein) как коммуникация в различных ее модусах, всегда осуществляемая по поводу смысла преднаходимого в мире, хотя, возможно, и отчуждающаяся от него, но, тем не менее, инициированная им. Можно сколько угодно полемизировать о природе сознания, элиминируется оно или нет, индивидуально оно в своей основе или коллективно, но вот сама эта полемика уже есть факт вовлеченности в коммуникацию по поводу смысла.
Еще раз замечу и подчеркну, что адаптируется аналитика не в качестве некой догматически постулированной системы, но как факультатив, к которому время от времени можно было бы обращаться для того, чтобы как раз не впадать в догматизм, и для того, чтобы отслеживать гипостазирование абстракций. А значит, – для того, чтобы прояснять онтологический смысл применяемых и создаваемых концептов. Например, Ваших «пространственных границ», «зарождения», «движения мысли» и т.п. Или вот эта дихотомия социальной и живой систем. Что, социальная – не живая что ли? Если имеется в виду, что не следует гипостазировать «социальное», «государственное» и т.п., превращая их в самодовлеющую и живущую своей собственной загадочной жизнью субстанцию, которая вызывает у кого-то навязчивые фобии, тогда понятно.
Кстати, за «Аномалии… » Б.С. Братуся это нам с Вами надо «ихтике» спасибо сказать smile.gif . Вообще, замечательный сайт (http://ihtik.lib.ru/), там много чего можно скачать из научной и философской литературы. Что касается дихотомии нормы-патологии в связи с вопросами антропологии, коммуникации, эпистемологии, настоятельно рекомендую сборник работ Г. Бейтсона «Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии. М., 2000» (http://www.koob.ru/books/steps_to_an_ecology_of_mind.rar). Я сам не очень глубоко знаком с этими работами, но опыт чрезвычайно интересный.

С уважением,
Тарас Денисенко.

P.S. Вы говорили, что отправили мне по почте свои материалы. Я ничего не получил. Вот адрес: taras_denisenko@mail.ru

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:31 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Dasha
post Feb 20 2009, 03:26 PM
Отправлено #15


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 134

Пол: Female



Уважаемый Тарас Денисенко. Прекрасная статья. Полный восторг. smile.gif В духе фундаментальной академической науки. Если у меня возникнут психические проблемы - я знаю кому довериться (шутка).
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Федя
post Feb 21 2009, 03:27 PM
Отправлено #16


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 4 610

Пол: Male



QUOTE( @ Jan 26 2009, 08:59 PM)
В современной психологической науке и практике можно выделить два основных подхода к определению критериев нормы-патологии: клинический и гуманистический. Клинический подход строится на заимствованиях этих критериев из других наук.
         
Об авторе
*


Проблема Нормы и Патологии намертво связана с определением человеком понятия " Человеческого Здравого Смысла". Это определение отражает совокупность качеств человека, как явления природы в единствве с физическими, биологическими и психологическими проявлениями Человеческого Существа. Человеческий Здравый Смысл отражает Особость Роли исполняемой человеком в нише Мироздания, отведенной ему Естественными процессами развития природы и, в первую очередь, Эволюцией, 200-летие со дня рождения основателя идеи которой, Чарлза Дарвина, в феврале широко отмечала научная мировая общественность. В России я не заметил проведения юбилейных мероприятий-это наверно мои проблемы.

Если мы обопремся на эволюцию живых существ, как процесс самосовершенствования Адаптации животного мира к изменениям окружающей среды, то обнаружим на определенном этапе расщепление Здравого смысла Эволюции в достижении эффективной Адаптации на трансформацию генетического носителя информации живого существа, присущей всем видам животного мира планеты Земля и смене смысла достижения Эффективной Адаптации через Познание окружающего мира и накопление продуктов познания- Знания на биологических и физических носителях памяти в окружающей среде.

Другими словами, эволюция животного мира планеты земля сохранив Генетический код как основу Памяти для эффективной Адаптации живых явлений природы, придоставила Человеку возможность эффективной Адаптации через Познание окружающей человека природы и сейчас мир доступный человеческому Разуму только через возможности его Рецепции составляет 46 миллиардов световых лет. Отсюда Человеческий Разум -категория человеческого существа формирует огромное физическое пространство в котором порядок вещей определен особенностям человеческого Здравого Смысла.

Исходя из того, что любое явление природы понимается человеком из совокупности качеств, определяемых человеческим существом из воздействия на человеческий организм, мы можем сформулировать понимание явления природы или феномена природы с точки зрения человеческого Здравого смысла как Образа человеческого сознания отвечающего на вопрос "Что?" (денотация слова-символа Образа) и на вопрос "Для Чего?" (коннотация слова-символа Образа). Качества явления природы описывают его, отвечая нам на вопрос "Что?", а возможные предназначения качеств описываются ответами на вопрос "Для чего?". Из ответов на вопрос" Для чего?" выстраивается причинно -следственноые взаимоотношения явлений природы , которые своими всзаимосвязями определяют Ассоциации образов явлений природы, которые в рамках человеческого существа составляются в системы размышления , отвечая на вопрос "Почему?". Ответы на вопрос "Почему?" составляют Теории Мировоззрения, отвечающие Здравому Смыслу.

Это конструкция понимания явлению необходима для определения понятия Смысла Явления природы как Определенного качества, выделяемого из совокупного набора опредяющего существование явления природы и возможное реагирование в рамках определенных обстоятельств.
Вот это Определенное качество явления природы определяющее возможное реагирование при определенных обстоятельствах и можно определять как Суть или Смысл явления природы или основную предназначенность его при определенных обстоятельствах в соответствии с определением и качеств и обстоятельств в рамках Здравого Смысла присущего человеческому существу.

После того как мы определились со смыслом Сути или Смысла явления природы-категории в рамках человеческого Здравого Смысла. Исполнение или функция Исполнения Сути явления природы определяет Норму функциональной системы явления природы в определенных обстоятельствах его существования с позиций человеческого здравого смысла.

Сложность структуры явления природы определяет понятие его патологии как девиации проявлений составляющих качеств от Сути явления природы. Если совокупные качества определяются Здравым смыслом как соответствующие сути явление может быть рассмотренно как Нормальное или функционально и полноценная система исполняющая (кинетическая форма) или способная испонять (потенциальная форма) Суть своего существования. Потенциальная и кинетическая форма образа явления природы отражает Дуализм Человеческого Здравого Смысла-единство идеальной и материальной характеристик объективной реальности окружающей человеческое существо.

Степень выраженности девиации составляющих качеств от Сути явления определяет степень его патологии или аномальности поведения. Эти характеристики находятся в рамках определенного явления отправляющего определенную функцию в определенных условиях. Если явление не способно осуществлять основную свою предопределенность в определенных обстоятельствах, не соответствует её Сути, то такое явление перестает существоавать перходя в форму иного явления определенного иной Сутью.

Суть явления в рамках Человеческого Здравого Смысла опредеется конвенциональностью образа явления в определенном человеческом социуме и при максимально возможной для социума Конвенциниональности становится Истиной.

Дорогая Даша. Ваше откровение о Желании Знать как о Желании Кушать многого стоит и будет обидно, если это лишь декларация без реального чувства Голода.


User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Dasha
post Feb 23 2009, 05:10 PM
Отправлено #17


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 134

Пол: Female



«В соответствии с этим, в качестве исходных проблемных пунктов понимания меры душевного здоровья здесь выступили свобода и обусловленность в мотивации личности, ее сосуществование с другими и одиночество, ее отношение к смерти в связи с осмысленностью и утратой смысла ее жизни.»

Уважаемый Тарас Денисенко, предлагаю свои критические замечания по поводу Вашей статьи. (Поскольку цель любого обсуждения научной работы, на мой взгляд, как раз сводится к поиску критических замечаний). Содержание Вашей статьи выходит за рамки моей компетентности, поэтому не судите строго.

Мне всегда казалось, что к психотерапевтам добровольно обращаются люди (не будем брать во внимание случаи по решению суда), способные либо сформулировать свою проблему, либо осознающие некоторые нарушения во взаимодействии с другими людьми. И роль психотерапевта сводится к осознанию проблемы и ее решению в рамках уважения к его самости, а не к роли некого духовного наставника. Задача по выявлению меры, нормы душевного здоровья человека по уровню аутентичности понимания личностью своего бытия-в-мире – почти невыполнимая задача. Но не в связи с ее трудность. Все это напоминает агрессивную форму добра (и добра ли), например, в деятельности христианских миссионеров по психологической работе с туземцам или агрессивную политику Америки в навязывании демократических ценностей. Если бы Вам пришлось работать, скажем, с исламской девушкой (вполне психически адекватной и здоровой по меркам культуры ее места проживания), неужели бы Вы «лечили» ее с помощью понятия свободы и выбора? Между тем, именно такие нюансы отражаются в истинном понятии культуры во всем ее многообразии (культуры как нечто искусственное, надприродное). Само понятие аутентичности в практике психотерапевта мне не нравится, т.к. выступает угрозой инаковости, социально-культурного разнообразия. Даже если в некоторых людей, по их мнению, вселяются бесы или они встречаются с инопланетянами – меру их нормальности/ненормальности можно определить только изнутри той культуры, в которую они вовлечены. (гносеологический тезис Канта о ценностном суждении versus оценочного суждения и невозможности объективного познания). Тревога, страх, отношение к смерти, боязнь наказания – все это сдерживающие внешние факторы асоциальности. Ели всех от этого вылечить, тогда развалится само общество. Поэтому, на мой взгляд, понятие аутентичности в психотерапии можно применять только для неконфликтных, нежадных людей.

Сообщение отредактировал Dasha - Feb 23 2009, 05:14 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Dasha
post Feb 23 2009, 07:50 PM
Отправлено #18


Старожил
***

Группа: Users
Сообщений: 134

Пол: Female



Тарас, я придумала удачный пример для иллюстрации своей мысли.
На соседнем форуме Шкуратова «Феномен настроение: пути к осмыслению» я говорила об эвристическом потенциале той или иной научной теории, которая проверяется эмпирическими исследованиями (в философии может быть заменена мысленным экспериментом) т.е. о верификации. Хайдеггер, Шкуратов говорили, что настроение определяет сущность человека. Шкуратов не спорил, что сущность человека - это то, что отделяет его от животных (видовая характеристика). Однако при верификации этой идеи я представила милую собачку, которая от жизни собачей стала кусачей, сменила свое настроение по отношению к бытию (ведь настроение нерационально и основано на переживании).

Для Вас, Тарас, я приготовила пример с Ренатой Литвиновой. Она обратилась к Вам с проблемой – ну, предположим, пожаловалась на журналистов и других людей, которые ее осмеивают. Она, предположим, от этого страдает. Как предложенная Вами психотерапевтическая методология, основанная на смысловой аутентичности позволит решить ее проблему без изменения ее уникальности? Как Вы себе это представляете в данной ситуации помощь «в соответствующем возможному смыслу бытия этой личности ключе». Не обладая абсолютной мимикрией, через пару таких пациентов надо будет лечит уже Вас.

Хотя Ваша статья мне очень понравилась.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Feb 26 2009, 02:21 PM
Отправлено #19


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Уважаемая Даша! Спасибо за Ваш отклик на мою, в высшей степени, полемичную статью. Должен обратить внимание на определенные недоразумения в Вашем понимании самих посылок моих изысканий.
Тревога, отношение к смерти, у меня, – не «сдерживающие внешние факторы», а факторы, инициирующие волю к смыслу. Поэтому не от них лечат, а ими! Насколько уместны здесь гомеопатические аналогии, судите сами из моих разъяснений.

Прежде всего, надо различать тревогу, как проявление заботы о смысле, и страх, как боязнь потери идентичности, в том или ином смысле. И почему, тогда, настроение нерационально? Оно ведь и рассматривается как сущность потому, что оно само всегда есть основание переживаний и интенциональности в целом, то есть интенциональности в связи с трансценденцией как отношением к иному или, онтологически, к себе и как к самости, и как к представителю человеческого вида.
Хайдеггер говорит: «Интенциональное устройство отношений Dasein есть именно онтологическое условие возможности всякой трансценденции. Трансценденция, трансцендирование принадлежит сущности того сущего, которое (на ее основе) экзистирует как интенциональное <…>. Интенциональность есть ratio cognoscendi трансценденции. Трансценденция же есть ratio essendi интенциональности в ее различных видах» [Основные проблемы феноменологии, с.83].
Поэтому даже собака от жизни собачей становится кусачей именно из настроения, т.к. «овладеваем настроением мы никогда не вненастроенно, но всегда из противонастроения» [БВ, с.136]. В случае же человека, настроение проектно. И дело здесь не в том, чтобы вновь подчеркивать превосходство человека. Если отличие человека усматривается в понимании бытия как проекте, то важнее вопрос о подлинности проекта, его осмысленности. Животное, в отличие от человека, не подвержено самообману, который возникает из присущего человеку увлечения своими рационализирующими грезами.
Поэтому же и аутентичность, у меня, – не некий догматически вменяемый эталон, но то, насколько наши переживания, мотивы соответствуют смыслу нашей жизни. Этот смысл есть трансценденция, обращенная в качестве жизненной задачи к каждому из нас в уникальной ситуации. Ситуации как проекта нашего существования в целом, и как его локальных моментов. То есть смысл есть уникальная трансценденция, в том числе и в культурном отношении, то есть в отношении встречи своего «жизненного мира». И важно тогда то, что личность не только «вовлечена» в культуру, но еще и творит ее, причем, творит не только в смысле каких-то авангардных решений, но и в смысле традиции, которую она воспроизводит в своем поведении, поступках, образе жизни. Соответственно, вопрос будет в том, насколько аутентично она это делает.

Таким образом, понятие аутентичности здесь гибкое, оно всегда проблематизируется для того, чтобы мы не увязли в этих дилеммах:
культурный релятивизм (который Вы отстаиваете, говоря, что меру нормальности/ненормальности людей можно определить только изнутри той культуры, в которую они вовлечены) или статистический редукционизм (основанный на das-Man-суррогатах все той же культурной среды),
психиатрический произвол (когда потенциально ненормальны все, но некоторые «нуждаются в помощи», а некоторые нет) или гуманистический персонализм (утверждение точки отсчета понимания нормы в каждой отдельно взятой личности, ее проекте).

Поэтому экзистенциальный анализ акцентирует способность личности трансцендировать фактичность своего существования в направлении его смысла, а значит, способность этой личности отнестись к себе и, возможно, тогда самой посмеяться над какими-то своими самоидентификациями (это касательно Вашего примера с Ренатой Литвиновой, и вообще, способности различать свой образ в том или ином культурном пространстве, например, медийном, и фактичность своего существования в перспективе его проекта).
Соответственно, надо преодолевать эту патогенную дилемму мимикрия или самость. Если человеческое существование определяется как «онтическое дело» (Хайдеггер), то суть не в том, чтобы отстаивать свою уникальность перед другими, а в том, чтобы прийти к уразумению уникального смысла, который, как говорит Франкл, изменяется со дня на день, от часа к часу. Требуется, чтобы мы не цеплялись за свою драгоценную личность, а сделали ее инструментом реализации смысла. Как раз в этом собственно и усматривается ее ценность и достоинство, соответственно, аутентичность ее существования как духовная зрелость. Важно здесь и то, что в психологической науке и практике по поводу духовного измерения психической реальности, как, впрочем, и по поводу нее самой, до сих пор, имеет место либо скепсис, либо признаваемый методологически необходимым агностицизм, либо не обоснованные спекуляции. У меня по этому поводу еще одна статья должна выйти на «Phenomen.Ru». Она по техническим причинам задерживается, но, вообще, должна была появиться раньше, так как в ней собственно принципы подхода реконструируются, а в данной статье эта реконструкция в сжатом виде изложена, и в ней уже развивается один из возможных прикладных аспектов этого подхода.

Вообще, Вы говорите о психотерапии, а это отдельный, уже технический, вопрос, который я надеюсь еще в одной статье разобрать (пока нет времени ее писать). Дело в том, что сегодня много каких-то «психотехник», которые намерены что-то исцелить, но не очень ясно, по-моему, представляют основания, по которым определяются психические недуги. Моя статья как раз и предлагает предварительно продумать эти основания. Более того, в ней нет готовых решений в виде каких-то диагностических ноу-хау. Для меня важен философско-методолгический аспект психодиагностики и психотерапии, причем, не в смысле сугубо теоретической рефлексии и критики, но в смысле возможности проследить взаимосвязь теоретической и прикладной методологии с точки зрения жизненной практики и выяснить их аутентичность относительно смысла жизни. Онтологическая мера душевного здоровья и соответствующие принципы психотерапевтической методологии выясняются из доонтологического истока.
То есть предлагается методологический факультатив (пред-структура) психологической практики, который должен сориентировать ее не на сиюминутный эффект (это, кстати, касается приемлемости гомеопатических аналогий), а на выработку у человека жизненной позиции. Ведь в любой культурной среде душевное здоровье не всегда может совпадать с личностной зрелостью, и как замечает Б.С. Братусь: «если говорить о тенденциях современного общества, то надо признать, что для все большего количества людей становится характерным именно этот диагноз: психически здоров, но личностно болен».
Слово диагноз, конечно, не очень здесь подходит, но в данном контексте его употребления догматизм и насильственность присутствуют ровно настолько, насколько они черпаются в самом призвании быть человеком.

С уважением, Т. Денисенко.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:33 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Тарас
post Feb 26 2009, 05:15 PM
Отправлено #20


Старожил
***

Группа: Advanced Users
Сообщений: 147

Пол: Male



Уважаемый Фёдор! Благодарю за отзыв на мою статью.
Если в отзыве Даши я встретил критику модернистского универсализма, который она усмотрела в моих попытках определить критерии нормообразования, то у Вас, напротив, наблюдается одна из манифестаций проекта модерн, а именно, эволюционная теория, методологической основой которой выступает функционализм. Но что меня особенно привлекло в Вашем отзыве, так это захватывающий мифологический сюжет, который проглядывает за Вашим изложением своего подхода к теме и проблеме нормативности. Эволюция, Адаптация, Суть, Генетический код, Память, Разум, Рецепция – целый пантеон, а в центре – Здравый Смысл как герой этой драмы.

Подчеркну, что я не нахожу здесь какого-то диссонанса, ибо модерн – это, сегодня, гораздо шире, чем демифологизация и критика архаического мракобесия. Кстати, чем, на мой взгляд, и сильна теория Дарвина, так это как раз мифологическим полемизмом, который присутствует в учении о борьбе видов за среду своего обитания. Плохо только то, что сегодня эта теория как-то автоматически проецируется современным «политическим животным» на динамику своего бытия в целом.
Тем не менее, Дарвина я, не будучи приверженцем эволюционизма, но, в большей мере, дистанцируясь от разного рода замшелых консерваторов, ставлю в один ряд с такими великими представителями той особой, назовем ее условно полемической, парадигмы, как Гераклит, Гегель, Маркс, Ницше, Фрейд. В этот же ряд я ставлю Хабермаса с его «теорией коммуникации», и Хайдеггера, экзистенциальную аналитику которого я использую в своих философско-методологических изысканиях по нормативности.
Так вот, опираясь на эту аналитику, а также, экзистенциальный анализ Франкла, я ввожу в нашу мифологическую драму еще одного героя – Смысл Жизни.
Нормативность ставится у Вас в зависимость от исполнения «Сути явления» на основе Здравого смысла. Но вот, в Вашей «конструкции понимания», вопрос «Для чего?» как-то безвозвратно трансформируется в «Почему?». Тем не менее, прежде «реагирования в рамках определенных обстоятельств» есть активность, обусловленная Волей к смыслу. Последняя требует трансцендировать за рамки Здравого смысла, но не для того, чтобы патетически противостоять рутине повседневного существования подобно гетевскому Фаусту, который был ослеплен злой колдуньей по имени Забота за эту свою дерзость. Аналитика Хайдеггера нацелена на экзистенциальную архаичность (Primitivität) человека как первоначало (αρχή) всякого, как мифологического, так и поэтического, научного или обыденного, опыта. И обращение к этой архаичности, соответственно, экспликация пред-структуры понимания, призвано утвердить ситуативную релевантность здравого смысла благодаря Интуиции смысла жизни. Соответственно, осмысление истока нормообразования должно учитывать, что Суть исполняется в полемике, которая инициирована не нашим, возможно зарвавшимся и помрачившимся сознанием, но смыслом, преднаходимым в мире.

В статье я говорю о смысле жизни личности, но, определяя его как уникальную трансценденцию, подразумеваю под ним не просто какое-то ее сугубо приватное предприятие, по поводу которого эта личность «себе на уме», но возможность на фоне действительности (Франкл), а значит, такую возможность, реализация которой всегда зависти от совместной с другими решимости. Именно в такой перспективе уразумения динамики бытия личности или сообщества таковых момент истины становится не поводом для интеллектуальной болтовни, но результатом осмысленных решений и действий. И неизбывная драма нашего бытия, независимо от парадигмальных позиций в мировоззрении и науке, идеологических убеждений и религиозных верований, состоит тогда в том, что «Дуализм Человеческого Здравого Смысла» связан не только с единством и различием идеального и материального, но также, антагонизмом каузального (отвечающего на вопрос «Почему?») и телеологического (вопрос «Ради чего?») измерений мотивации, рефлективного и дорефлективного уровней самосознания, конвенциональных смыслов и смысла как уникального исторического вызова.

С уважением, Т.Денисенко.

Сообщение отредактировал Тарас - Mar 30 2009, 02:34 PM
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
 

Текстовая версия Сейчас: 21st November 2017 - 01:09 PM
Реклама: